«Гагаузские инициативы»: почему их не принимают?

18.02.2020
135
«Гагаузские инициативы»: почему их не принимают?

11 февраля состоялось первое с момента последних парламентских выборов заседание рабочей группы (РГ) по обеспечению функциональности Гагаузской автономии. Помимо технических вопросов обновления регламента и разработки плана встреч, депутаты обсудили главную тему предыдущих нескольких лет деятельности группы - судьбу трёх законопроектов, разработанных РГ и более известных как «гагаузские инициативы», сообщает eNews.

 За последние годы эти проекты законов десятки раз становились информационными поводами, а ряд политиков обнаруживал в них риски для целостности Республики Молдова. Возобновление деятельности РГ служит подходящим поводом разобраться, о чём идёт речь и как на это смотрят Кишинев и Комрат, пишет vedomosti.

«Особый уровень» и гарантии статуса

Три с половиной года назад «гагаузские законопроекты» были направлены на рассмотрение парламента в качестве законодательных инициатив народного собрания Гагаузии, и в этом смысле они оправдывают свое название. Однако фактически они являются продуктом совместной работы депутатов парламента и НСГ. В рамках РГ они утверждались после долгого согласования, в котором принимали участие представители всех фракций, под каждым документом стоят подписи двух сопредседателей: Елены Бакалу и Георгия Лейчу. Более того, инициативы разрабатывались при экспертной поддержке посредников из Crisis Management Initiative.

Проекты предусматривают поправки и дополнения в закон об административно-территориальном устройстве (№354 от 17.08.2016), законы о местном публичном управлении и об административной децентрализации» (№319 от 15.07.2016), а также в закон об особом правовом статусе Гагаузии (№318 от 15.07.2016).

Суть первых двух инициатив сводится к тому, чтобы отразить в национальном законодательстве факт существования административно-территориальной единицы с особым правовым статусом. К примеру, в ст. 4 закона об административно-территориальном устройстве отмечается, что территория РМ в административном отношении подразделяется на районы, города и села. НСГ предложило дополнить этот перечень административно-территориальных единиц «и АТО Гагаузия».

В той же статье НСГ предлагает признать за Гагаузией «особый уровень управления», поскольку под существующие первый (сёла и города) и второй (районы, муниципии Кишинёв и Бельцы) уровни автономия не подпадает.

Ещё одно дополнение к состоит в том, чтобы решение вопросов территориального устройства Гагаузии, изменение категорий и вопросы переименования населённых пунктов автономии, а также определение границ районов относилось к компетенции НСГ. Такие полномочия за НСГ закреплены в законе об особом правовом статусе Гагаузии, и гагаузские депутаты настаивают, что это должно быть отражено во всем национальном законодательстве.

Из предложений зафиксировать в законодательстве отличный от районов административный статус Гагаузии и её особый уровень управления вытекает и вторая законодательная инициатива НСГ, касающаяся органов публичного управления. Так, гагаузские депутаты предлагают дополнить соответствующий закон понятием «органы публичного управления особого уровня» и отнести к их числу народное собрание, главу Гагаузии и исполнительный комитет Гагаузии. А в законе об административной децентрализации в статье, определяющей сферы деятельности местных органов публичной власти, представители автономии считают необходимым отдельно разъяснить, что НСГ, помимо полномочий, присущих районным советам (данные органы отсутствуют в регионе), осуществляет также полномочия, закреплённые в законе Об особом правовом статусе Гагаузии.

Отдельного внимания заслуживает третий законопроект - дополнение в закон о Гагаузской автономии. Речь идёт о том, чтобы любые инициативы парламента по изменению и/или дополнению данного закона утверждались только после получения положительного заключения НСГ. Другими словами, НСГ хочет добиться гарантий, что центральные власти в одностороннем порядке не смогут каким-либо образом изменить статус Гагаузии. При этом представители региона ссылаются на Венецианскую комиссию, которая в 2002 году высказала мнение о том, что такое требование усилит конституционные гарантии функционирования автономии. Не лишним в Комрате считают напомнить и о европейском опыте, в частности, о законах, регулирующих автономный статус итальянской провинции Южный Тироль и самоуправление Аландских островов в Финляндии.

При обсуждении в СМИ «гагаузские инициативы» зачастую подвергались вольной трактовке и обрастали новыми интерпретациями. Нередко они служили причиной громких политических деклараций. В частности, в декабре 2019 года депутат от ДПМ Сергей Сырбу заявил журналистам, что пакет законопроектов в том виде, в котором их представило НСГ, «нарушает Конституцию» и представляет «риски для волнений в обществе». Экс-министр обороны и экс-председатель ЛДПМ Виорел Чиботару предупредил о «высоком риске создания сепаратистской зоны на территории Молдовы» в случае, если парламент примет инициативы.

Если отвлечься от политической риторики и обратиться к правовым обоснованиям - то они изложены в отзывах парламентских комиссий, в которых, согласно процедуре, рассматривались законопроекты. Так, в отзыве юридической комиссии сказано, что в национальном законодательстве отсутствует понятие «особый уровень управления» и без чёткого определения этого термина существует риск злоупотребления в части интерпретации и применения этой нормы, что прямо затронет слаженность административно-территориальной организации: «В случае введения «особого уровня управления» произойдёт дисбаланс уровней публичного управления».

В итоге большинство поправок, предложенных НСГ в законопроектах 354 и 319, комиссии отклонили, а некоторые предложили изменить. В частности, комиссия по публичному управлению предложила не присваивать Гагаузии «особый уровень управления» и ограничится указанием, что она имеет «особый правовой статус». В отредактированном виде парламент в 2018 году проголосовал за эти два проекта в двух чтениях. Однако президент Додон по просьбе НСГ не промульгировал их.

Больше всего вопросов у парламентариев вызвал законопроект №318. Комиссия по публичному управлению в своём отзыве отметила, что требование о согласии НСГ при изменении статуса Гагаузии ограничивает право парламента как высшего законодательного органа. В качестве компромиссной формулировки комиссия предложила ограничится проведением «предварительных консультаций с народным собранием». Данный законопроект был принят только в первом чтении.

В заседании рабочей группы 11 февраля принял участие и представитель президента Игоря Додона Сергей Мишин, который сообщил депутатам о подготовленных президентской командой «обновлённых инициативах», которые вскоре будут направлены на рассмотрение в парламент в качестве законодательной инициативы главы государства. В чём их отличие от первоначальной редакции НСГ и позицию какой из сторон они отражают - в скором времени станет известно.

В конце года, примерно в одно время пройдут выборы президента и выборы в НСГ. Это означает, что тема «гагаузских инициатив» в обозримом будущем будет мотивировать стороны выступать в присущей каждому ипостаси - кому в роли защитника унитарности и целостности родины, кому - в роли адвоката Гагаузии, а кому - в роли патриотов, защищающих интересы избирателей перед центральными властями. Как показывает опыт, этим можно заниматься сколь угодно долго.


Источник: vedomosti
Комментарии (0)
Читайте также