«Евроинтеграция» из ниоткуда в никуда

07.02.2019
892
«Евроинтеграция» из ниоткуда в никуда

Пройдя недолгий деволюционный путь от ярких молодёжных речевок «Врем ын Еуропа» на антикоммунистических митингах до непролазной серости пустого номенклатурного заклинания, идея «евроинтеграции» окончательно выдохлась.

Это теперь даже не жвачка, навязшая на зубах, это – жвачка, прилипшая к штанам на заднице после того, как юный «европеец» прилепил ее к стулу. Собственно сама эта идея сводится сегодня к смеси - выжеванной свежести и давно нестиранных штанов. Ну кто рискнет сегодня отскрести этот грязный комок и вновь засунуть ее в рот. Это неэстетично, невкусно и, в конце концов, негигиенично.

Поковыряемся в семантике. Интеграция, согласно одному из классических определений, «процесс, результатом которого является достижение единства и целостности, согласованности внутри системы, основанной на взаимозависимости отдельных специализированных элементов». То есть это – конечный процесс, запрограммированный на определенный результат.

На какой, спрашивается, результат нацелена Молдова, которая официально проводит курс евроинтеграции и чуть было не внесла эту цель в Конституцию. На вступление в ЕС? Последнее десятилетие продемонстрировало даже завзятому еврооптимисту, что темпы «евроинтеграции» Молдовы вступают в неразрешимое противоречие с динамикой развития самого Евросоюза. Эти темпы таковы, что кажется, будто у Молдовы в запасе вечность. И когда наконец-то страна почувствует себя готовой к вступлению в общую европейскую семью, сама семья будет находиться в состоянии развода. 

И речь не только о «брексите», бегстве классического европейского острова, который в системе европейских координат никогда не заменят ни болгарско-румынские пассионарии с электрическими гармошками наперевес, ни ожившее смутное воспоминание о мавританской европейской цивилизации. Обратной стороной радостного возбуждения от единства и безграничной свободы перемещения стало пещерное, извлеченное из темных глубин чувство уязвленной национальной гордости, отчаянное подсознательное желание сохранить то, крохотное, неосязаемое, что привязывает человека к родной земле. Это не экономика, которая трещит по швам под напором азиатских тигров, обитающих в пыльных и душных цехах по массовому пошиву всего – от портков Прадо и компьютерных программ до автомобилей и космических кораблей. Это не социальная сфера, которая истончилась до прозрачности под жадными языками новых колонизаторов, извергающихся их трюмов осушенных нефтеналивных барж на благодатные итальянские острова. Это не культура, брезгующая жертвенной бараньей кровью на плацах, пласах и палацио. Это – маленькое , отмирающее нечто, рудиментарная железа, определяющая место народа в строго очерченном прострастве. Казалось, отсохла, ан нет. Напротив, вдруг активизировалась. 


Социальная среда, возникшая в результате перемешивания народов, языков, смыслов, традиций оказалась для нее чрезвычайно благоприятной. Ее секреция совершает тихие революции в головах, пробуждает к жизни угрюмые националистические движения и режимы, которые бросают вызов – нет, не единой Европе, а ее коренным ценностям. Этой участи не избежала даже Германия, главный бенефициар евроинтеграции, которая бульдозерами своих «Кауфлендов» и «Лидлов» сравняла с землей слабые ростки экономик новейших членов ЕС.

И чем обильнее будет течь по площадям жертвенная кровь и извергаться из темных трюмов новые колонизаторы, тем они будут становиться сильнее. А чем сильнее они будут становиться, тем невыносимее будут чувствовать себя европейские ценности в единой Европе. А это – как бы сказать – несовместимо с жизнью. Без ценностей никакой единой Европы не будет. И, видимо, не станет. А тут как раз Молдова дочинит предпоследнюю национальную трассу, на основании чего осознает свою готовность влиться в сообщество государств с идеальными проселочными дорогами. А там уже нет никакого сообщества. Дороги все еще есть, а сообщества – нет.

На это уйдет много времени. Вернемся к определению интеграции. Напомним: «процесс, результатом которого является достижение единства и целостности, согласованности внутри системы, основанной на взаимозависимости отдельных специализированных элементов». Ну, как Молдова будет достигать единства и целостности, согласованности внутри такой системы, где существует Германия? Как может стать «специализированным элементом», который будет не только зависеть, но и ОТ которого будет зависеть Германия? Или хотя бы – фиг с ней – Португалия. Таким образом нынешнюю «евроинтеграцию» Молдовы следует воспринимать как дымовую завесу, операцию прикрытия для тотального захвата государства кучкой низкоквалифицированных авантюристов. «Евроинтеграция» это то, через что они впаривают молдавскому народу свою низкую квалификацию и пошлую диктатуру. Вот этот самый неаппетитный запах позавчерашнего ментола и многомесячных испарений, въевшихся в ткань драных порток, пошитых эксплуатируемыми мировым капиталом вьетнамских малолеток. Кто еще сомневается, что в сегодняшней Молдове это и есть – дух европейской свободы? 


Михаил Бородин






Источник: eNews
Комментарии (1)
OCO

Автор прав только в поверхностной, но дилетантской и политизированной попытке проанализировать содержание "евроинтеграции". А вот в самой цели и в самом термине "евроинтеграция" я не вижу, как минимум, ничего плохого. Сама по себе евроинтеграция не обязательно и не однозначно подразумевает вступление в ЕС. Рекомендую автору поискать положительное. Уверяю, оно там есть. Во-вторых, не рекомендую евроинтеграцию рассматривать исключительно как геополитически вектор, такой подход - это просто политическая спекуляция

Читайте также