Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Донбасс: Часть 4. Лицо врага (начало)

Автор: enews_1
10 июля 2017 в 12:26
Комментарии: 1

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова. 

Один из весьма впечатляющих характерных моментов, с которыми автору и его друзьям пришлось столкнуться в ходе поездки на Донбасс – нам доводилось встречаться, и не раз, с людьми, неприкрыто демонстрировавшими либо откровенно высказывавшими ту или иную степень неприятия украинской власти, враждебно относившимися к представителям силовых структур Украины, действующих в регионе. Мы слышали от наших собеседников упоминания о проживающих рядом с ними в том или иной населенном пункте ярых сторонников сепаратистских идей, существования т.н. «днр» и «лнр», приверженцев «русского мира». Как уже упоминал автор, толерантность и мягкость отношения к таким гражданам со стороны «украинских фашистов» иногда просто поражает – конкретного человека могут наказать за явную подрывную деятельность, за прямое сотрудничество с противником, но мы никогда не слышали о том, чтобы кто-то подвергся преследованиям просто за четко озвученную «нелюбовь к Украине», и сами были свидетелями, что со «свободой выражения мнений» в зоне конфликта все нормально. На этом фоне в особенности впечатляло то, что мы НИКОГДА и НИ ОТ КОГО не слышали каких – либо одобрений и тем более похвальных слов в адрес непосредственных «защитников» сепаратистских «республик», т.е. представителей местных НВФ и действующих на их стороне российских «их-там-нетов». Конкретная практика их действий не вызывает симпатий ни у кого.

Автор напоминает о своем исходном обещании не заниматься какой-либо «срежиссированной» про-украинской пропагандой, а только по возможности объективно рассказывать об увиденном и услышанном. Это «увиденное и услышанное» дает весьма яркий совокупный портрет «борцов за «русский мир»», который даже при большом желании сохранить беспристрастность нельзя назвать иначе, чем «портрет врага». Врага всего живого, здорового и справедливого, что еще остается в этом опаленном войной краю.

Нам приходилось выслушать массу свидетельств отвратительных злодеяний, совершавшихся и совершаемых сепаратистами, мы видели наглядные свидетельства их варварских действий – на представленных фотографиях, прилагаемых к тексту, факты говорят сами за себя. Накоплено достаточно материала, чтобы не просто рассказать об этих преступлениях, но и представить определенную типологию таковых. Наиболее обоснованным представляется выделение трех основных групп бесчинств, творимых мятежниками и оккупантами:

 Формы и методы откровенно криминальных, а также

низменно - аморальных действий, имеющих своего рода «сквозной» характер : подобные преступления против закона и нравственности стали «визитной карточкой» сепаратистов еще во время «русской весны» 2014 г. и сохранили свою актуальность впоследствии, вплоть до настоящего времени. Автор принципиально не будет ссылаться на факты, которые можно, сидя дома, «просто найти» в украинских СМИ, речь идет только о тех действиях, со свидетельствами которых довелось столкнуться в ходе поездки. Основными видами таких злодейств могут быть названы :

Первое. Возможно, сама по себе эта разновидность бесчинств не является с криминальной точки зрения наиболее тяжкой (хотя слишком часто напрямую связана с более страшными злодеяниями типа зверских убийств), однако начинаем перечисление именно с этого типа преступлений, поскольку с таковыми жители Донбасса столкнулись в первую очередь, как только заезжие российские «организаторы» и донбасские «паханы» сколотили банды из местных лаццарони, дали им в руки оружие и «повели в бой». Речь идет о т.н. «отжиме» публичной или частной собственности, т.е  о специфических формах вооруженного разбоя, замаскированного под «восстановление справедливости» или под «оперативно – тактическую целесообразность». В принципе, такую форму криминала изобрели не Гиркин с Безлером и не Захарченко с Плотницким – примером для подражания для них служила «борьба за народное счастье» большевиков Ленина и Троцкого, когда по их приказу матросики какого – нибудь Железняка или Антонова – Овсеенко экспроприировали экспроприаторов на основании соображений «революционной справедливости».

Первым объектом «отжима» стали предметы собственности, четко символизирующие «хрустальную мечту босяка» - автомашины. За этот промысел донбасские клошары взялись с пониманием и вкусом : по рассказам очевидцев – и в Славянске, и в Северодонецке, и в Волновахе, - в течение считанных  дней после начала «русской весны» те жители этих населенных пунктов, которых еще недавно видели в лохмотьях, выпрашивающими копейки на опохмелку или дозу наркотика, стали владельцами роскошных иномарок. «Изъятия» производились по-простому – владельцы автомобилей имели основания радоваться, оставшись в живых, если транспортные средства присваивались или в их отсутствие, либо без сопротивления. Тех, кто возмущался или просто «зазевался», пристреливали на месте, причем нам рассказывали случаи, когда убитыми оказывались женщины. Впечатляют не только методы, но и масштабы «отжимов» - по свидетельству Ю.Золкина только в первые дни мятежа весной 2014 г. в Луганске было захвачено около 600 автомобилей. По свидетельствам людей, бывающих «по ту сторону КПВВ», такая практика продолжается и по сей день.

Объектами «отжима» становились не только частные авто-средства, добыча зачастую оказывалась намного крупнее. Так, весной 2014 г. банда И.Безлера («Беса») в Мариуполе присвоила «явочным путем» три инкассаторские машины с весьма не маленькой суммой денег. О гнусном деянии, совершенном бандитами на этих машинах на обратном пути в Донецк, речь пойдет несколько ниже, но пока нам важен сам факт – бандитами двигало не просто идиотское желание «хочу кататься», объектами разбоя становились вещи намного более серьезные. По свидетельствам очевидцев, не брезгуют экспроприациями крупных публичных финансовых средств на «нужды «республик»» и защиту «русского мира» сепаратисты и оккупанты и в настоящее время.

Третье направление подобной деятельности – хорошо известные по  сообщениям СМИ имевшие место в особенности на первых этапах существования сепаратистских республик захваты административных зданий и иных публичных учреждений. Повторять то, что можно прочесть в любом СМИ не будем, однако одно дело прочесть о таких случаях на каком – либо сайте, другое – услышать рассказ об этом от тех, кто весь этот разгул видел. Рассказы впечатляют, но в принципе их фактура сходна – и для Донецка с Луганском, и для Славянска, и для Краматорска, и для Северодонецка. Подобные «отжимы» на каждом шагу приобретали характер уже не «установления народной власти» и «борьбой за справедливость», а элементарного буйства толпы, погромов  и грабежа – губернатор Луганщины Ю.Гарбуз рассказывал нам, что творилось в здании нынешней облгосадминистрации в Северодонецке (тогда еще районная администрация) после того как там «повоевали» представители «русского  мира» - стадо обезьян, запущенное в помещения администрации, не смогло бы произвести такие страшные разрушения. В настоящее время, поскольку на оккупированной территории Донбасса из административных строений экспроприировать уже нечего, таких примеров больше не наблюдается, а вот описание продолжающихся и по сей день «отжатий» строений публичных, в частности общественных организаций нам слышать в ходе поездки приходилось неоднократно. То, что подобные присвоения чужой собственности неизменно сопровождаются актами насилия в отношении сотрудников этих учреждений и проявлениями вандализма, стало с 2014 г. привычной нормой.

Объектами «экспроприаций» становились также экономические мощности и объекты инфраструктуры, прежде всего систем транспорта и связи – подобные примеры наши собеседники приводили во множестве как в Славянске, так и в Северодонецке. К настоящему времени в оккупированной части Донбасса такое явление перешло на новый качественный уровень : если в ходе «русской весны» 2014 г. «отжатие» хозяйственных и инфраструктурных предприятий носило скорее спонтанно – «очаговый» характер, то после принятого несколько месяцев назад решения властей «днр» и «лнр» о т.н. «национализациях» присвоение чужой собственности приобрело в этих псевдо-республиках иной размах – «отжатие» идет уже целыми отраслями. Да, большевистский опыт под названием «грабь награбленное» в самозванных «республиках» хранят бережно, аналог также и в том, что определение «награбленное кем-то» существует только в воображении бандитов, а вот творимые ими грабежи - вполне реальны.

Второе. После наступления «русской весны» на Донбассе регион в полном смысле потонул в разгуле не только названных «отжатий», но и самого вульгарного бандитизма, уличной преступности, мародерства и вымогательства – т.е деяний, которые уголовно преследуемы даже по самым «революционным законам» в самых яростно «восстанавливающих справедливость» путем экспроприаций человеческих сообществах. Свидетельств этому пришлось услышать исключительно много – и от тех, кому довелось увидеть в 2014 г. «наступление «русского мира»»  на уже освобожденных территориях Донбасса, и от тех, кто приезжает в настоящее время через КПВВ с территорий оккупированных. Люди говорили о грабежах гражданских лиц на улицах и вымогательствах значительных сумм денег, об изнасилованиях, избиениях, нападениях на аптеки с целью присвоения наркотических препаратов и многом другом. Однако в данном контексте более существенно упомянуть не о потоке информации, полученной в ходе поездки и в основном дублирующей множественные случаи, приводимые в украинских СМИ, а о неожиданном доказательстве правдивости всех этих сведений, которое автор получил еще год назад от одного из сторонников «русского мира», воевавшего на Донбассе на стороне сепаратистов.

Находясь в конце июля 2016 г. в Москве, автор однажды должен был воспользоваться услугами такси. Поездка по бесконечным пробкам была долгой, по пути разговорились с таксистом – молодым человеком лет 25 – 30, назвавшимся Виктором. Оказалось, что он уроженец Донецка, один из ополченцев «первого призыва», причем важность и достоверность его свидетельств особо подчеркивается тем фактом, что Виктор в саму идею «днр», в «русский мир» и во власть Захарченко продолжает верить – т.е. это один из тех, кого ранее упоминал автор как искренних сторонников сепаратизма, составлявших небольшую часть первого состава НВФ. Мой собеседник в то же время полностью не принял методы, которыми защищаемые им идеи воплощались и воплощаются на практике. Выражение «не принял» - чересчур мягкое, Виктор был в ужасе от того, что вытворяли на Донбассе на его глазах его «однополчане», в конце концов парень сбежал в Москву, не захотев, чтобы «однополчане» окончательно превратились для него в «сообщников» и «подельников». Рассказ Виктора в точности повторяет все, о чем говорили собеседники автора в ходе майской поездки на Донбасс и о чем постоянно упоминают украинские СМИ (подобное совпадение было столь буквальным, что автор был просто ошарашен) – пьяный разгул, насилия, издевательства и избиения мирных жителей (при этом т.н «граждан «днр»»!!!), повальная наркомания, грабежи и проч. По его словам он просто не мог вынести того, что простые жители Донецка испытывают смертельный ужас при виде любого вооруженного человека – так, зайдя однажды в магазин, он был шокирован тем, что посетители, в основном пожилые женщины, увидев на его плече автомат, в панике бросились прочь от прилавка, забившись в угол. Комментировать такие свидетельства автор не считает нужным – все и так понятно.

Третье. Если вышеназванные факты можно в целом отнести к разряду «простого» уличного бандитизма ради в общем-то весьма мелких корыстных целей, то свидетельства настоящего целенаправленного кровавого террора в отношении мирного населения впечатляют еще больше. Среди всего услышанного наиболее показательными и впечатляющими представляются два события. Первое из них произошло еще в самом начале войны, во время боев за Славянск весной – летом 2014 г, когда тот еще оставался оккупированным гиркинскими бандами. Были зверски убиты четверо представителей местной общины пятидесятников, сыновья одного из руководителей этой общины. Молодые люди работали волонтерами, причем выполнение ими волонтерских обязанностей не носило какого – то специфически про-украинского характера – просто помощь людям, пострадавшим от боевых действий, раздача «гуманитарки», помощь в уходе за раненными с обеих противостоящих сторон, участие в обмене пленными, оказание духовно – религиозной поддержки желающим  и т.д. Гиркинцам не понравились в них с одной стороны то, что волонтеры – пятидесятники никогда не скрывали своего негативного отношения к сепаратизму и прочим проявлениям «русской весны» на Донбассе. В то же время пятидесятники решительно не желали «делиться» с бандитами гуманитарной помощью на условиях, выдвигаемых последними. В итоге – расправа, подробности которой могут вызвать дрожь даже у самого крепконервного и маловпечатлительного человека. Четверо волонтеров были схвачены «освободителями» в церкви во время службы и отправлены в знаменитые сепаратистские «подвалы», где постоянно подвергались избиениям и издевательствам. О том, как это происходило, после освобождения Славянска рассказал местный прокурор, также схваченный бандитами, попавший «на подвал» и сидевший в соседней с волонтерами камере. Через некоторое время молодых людей отпустили, вернув им машину, но по пути машина была остановлена, а сами пятидесятники расстреляны и сожжены в автомобиле, причем их останки были найдены не сразу, трупы обгорели до такой степени, что опознание было крайне затруднительным, но экспертиза показала - некоторые из них сгорели, еще оставаясь живыми. Показательно, что даже после такого дикарства оставшиеся волонтеры - пятидесятники не прекратили своей гуманитарной деятельности и, отказавшись от любых проявлений мести, продолжали оказывать ее всем нуждающимся, не разделяя их на «своих» и «чужих».

Капеллан – пятидесятник Андрей показал нам могилы погибших на маленьком мемориале, созданном на краю города. Скромные могилы, ничего монументального в помпезном «совдеповском» стиле. Но люди приходят на могилы, приносят цветы, причем приходят не только представители самой протестантской общины. Вечная память и слава героям!

О не менее жуткой истории нам пришлось слышать при посещении Станицы Луганской. Об этом происшествии в свое время сообщали в СМИ, но в данном случае мы разговаривали со свидетелями, знающими о варварской акции «из первоисточника». Несколько месяцев назад человек, направлявшийся по частным делам через местный КПВВ в Луганск, вскоре после пересечения линии разделения сторон  был схвачен представителями «силовых структур «лнр»», и умерщвлен с помощью чудовищных пыток. Привязав к автомашинам совершенно мирного человека, ему вырвали руку, прижигали тело сигаретами, мочились на него, а затем бросили в одном из людных мест Луганска. Труп пролежал нетронутым длительное время – прохожие и другие очевидцы происшествия просто боялись что-то делать, сообщать медикам или в какие – то «официальные структуры» типа самочинной «лнр-овской» милиции. Повод совершенного людоедского акта – «лнр»овские «силовики» просто подозревали человека в сотрудничестве с украинскими структурами. Естественно, никаких доказательств «вины» никто и не подумал представить – с жертвой просто поступили по излюбленному выражению Жозефа Фуше : «нет человека – нет проблемы». Другое дело, что Ж.Фуше при всей своей неординарной даже для времен Якобинской диктатуры жестокости до вышеописанных каннибальских изуверств все-таки не додумывался.

Два названных события разделяет длительный период времени : одно было три с лишним года назад, второе – совсем недавно. Но почерк действий любителей и «защитников» «русского мира» не изменился – та же слепая ненависть к гражданским лицам, которых они на основании вымышленных подозрений «записывают во враги», та же звериная жестокость и то же абсолютное пренебрежение к элементарным нормам доказательности, законности и справедливости. Многие наши собеседники – украинские военные, Симики, волонтеры признавали : да, и с украинской стороны, в особенности когда фронт приходилось удерживать не связанным жесткой воинской дисциплиной Добробатам, имели место нарушения законности, бессудные расправы. Однако важны два обстоятельства : во-первых, такие расправы никогда не носили пыточно – издевательского характера, во-вторых такие случаи имели место только при очевидности и доказанности вражеской или предательской деятельности расстреливаемого. В одной из бесед автора с представителями ВСУ было подчеркнуто : «да, расстрелять человека без суда и следствия – очень плохо. Но есть большая разница – убить явного «взятого с поличным» предателя либо зверски расправиться с человеком, которого ты только подозреваешь или который тебе просто не нравится».

Главное – выше приведены только наиболее «яркие» факты, но система организованного террора против мирного населения в оккупированной части Донбасса остается сегодняшней повседневной реальностью. По свидетельствам беседовавших с нами очевидцев в Лугандонии активно процветает похищение людей, в той или иной степени подозреваемых в симпатиях к Украине. Речь идет не о «чисто бандитской» практике, входящей в настоящее время в моду в сепаратистских «республиках» - похищения с целью получения выкупа, в этом случае сразу становится известной судьба пропавшего человека. Здесь же совсем другое – люди просто исчезают, что возможно только по политическим, а не по «обычно – криминальным» мотивам. Напомним уже не раз приводившийся противоположный пример – насколько спокойно живут в освобожденных частях региона явные и открытые сторонники сепаратизма. В Славянске нам довелось столкнуться с колоритной фигурой – слоняющийся по городу явно «нетрезвой жизни» субъект, увлеченно вспоминающий о своем прежнем нахождении на «гиркинских» блокпостах. Никто этого юродивого не трогает и не преследует ввиду его явной безвредности.

Четвертое. Нельзя не упомянуть об излюбленном тактическом приеме, своего рода «ноу-хау» сепаратистов – о провоцировании огня с украинской стороны по мирным объектам с помощью обстрелов, ведущихся «ополченцами» из непосредственной близости к этим объектам. В украинских СМИ о такой практике пишут постоянно, но опять – таки одно дело просто прочесть о таком, поверить или не поверить подобным сообщениям, и совсем другое – увидеть вещественные подтверждения такого гнусного вероломства собственными глазами. Волонтер – капеллан Володя, возивший нас по Славянску, наглядно демонстрировал нам, где и как располагали свои огневые (чаще всего минометные) позиции сепаратисты во время боев за город в 2014 г.

Расположение огневых позиций гиркинскими бандитами в таких «подходящих» местах как жилые кварталы, дворы школ и детских садов, территории больниц и культурных учреждений (при этом нам все это было показано воочию, с обозначением секторов обстрелов и следов повреждений, выбоин от осколков и т.д.) – к сожалению, достаточно «общее место» в этой преступной практике сепаратистов. При этом в особенности поразил пример несколько неординарного рода. В северо-западной части Славянска «ополченцы» оборудовали минометную позицию рядом с церковью : трагикомично то, что это храм, относящийся к УПЦ Московского Патриархата – т.е. именно той конфессии, священники которой из кожи вон лезут в попытках поддерживать лугандонские «республики», освящают оружие отправляющихся в бой (а зачастую попросту на разбой и прочие бесчинства) люмпенов – «ополченцев» и разного сорта «казачков», постоянно ведут сепаратистскую пропаганду и проч. Главное – те же донбасские люмпены и «казачки» постоянно паразитируют на лозунгах «защиты русского Православия» и корчат из себя «Христолюбивое воинство». Действительно, когда мы оказались рядом с церковью, можно было наглядно оценить идеальность этой позиции для обстрела горы Карачун, бывшей во время осады Славянска главным опорным пунктом украинских войск. Автор не знает, благословляли ли попы этого храма своих «заступников» и «освободителей», однако представляется сомнительным, что они испытывали благодарность за превращение своего прихода в объект контр-батарейной борьбы украинской артиллерии.

Подобная провокационно – предательская тактика имеет еще одну, менее изощренную, но намного более варварскую и разрушительную разновидность – стрельба по объектам или их разрушение иными способами на «своей», т.е. контролируемой НВФ, территории. В Славянске волонтер – капеллан Андрей показывал нам следы разрушений – иногда весьма впечатляющих, в частности, проломы от попаданий крупнокалиберных артиллерийских снарядов, - расположенных весьма оригинально. Как отметил Андрей, для того, чтобы все это произвела украинская артиллерия, необходимо, чтобы стрельба велась из орудий, изогнутых либо буквой «г», либо вообще наподобие рыболовного крючка. Одно из наиболее сатанинских деяний сепаратистов в Славянске – поджог и одновременно обстрел Мебельной фабрики, на территории которой нам довелось побывать (в последующих очерках будет рассказано, как Андрей неимоверными усилиями «возвращает в строй» эту фабрику, являясь там одновременно и капелланом, и фактическим организатором производства). Рассказ Андрея о том, как рядом с ним в тот день погибали или получали увечья люди, забыть невозможно.

Другой, не менее отвратительный пример применения сепаратистами приема «вызываем огонь на мирных жителей» - разрушение больницы в населенном пункте Семеновка, на полпути между Славянском и Николаевкой. Напомним : в июне – начале июля 2014 г. эта местность была средоточием наиболее тяжелых боев. Подручные Гиркина и «Моторолы» не нашли ничего лучшего, чем устроить свои огневые позиции рядом с больницей, не потрудившись предварительно эвакуировать хотя бы одного больного, многие из которых не могли сами передвигаться. В ожесточении боя артиллеристы ВСУ вынуждены были открыть ответный огонь (представители украинской стороны признают – «да, в том, что случилось, есть большая доля и нашей вины» – но спровоцировали такую ситуацию объективно явно не они), больница была разрушена, большое число пациентов погибло, в том числе среди лечившиеся в Психоневрологическом отделении – практически все. Мы были рядом с руинами этого лечебного учреждения  - картина, напоминающая Сталинград начала 1943 г. и Грозный в 1995 – 96 гг.

Возникает закономерный вопрос – если сепаратисты заявили о себе как о новых «хозяевах» Донбасской земли, зачем им причинять такие разрушения «собственному хозяйству»? Полагаю, что объяснение, данное Андреем и Володей, вполне логично : бандиты - «ополченцы» рассчитывали, что после своей окончательной победы «Россия нам поможет» в восстановлении разрушенного, а на тот момент их главной задачей было представить международному сообществу, да и просто податливой на пропаганду самого низкого пошиба российской и собственной донбасской аудитории впечатляющие картины «зверств украинских фашистов», доказать, что украинская сторона на Донбассе выступает в качестве оккупанта и карателя.

Прямых подтверждений современного продолжения оккупантами и сепаратистами такой подоночной практики нам не удалось получить вследствие длительного периода стабильности фронта и затяжной позиционной борьбы в зоне конфликта. Однако некоторые косвенные доказательства имеются : во-первых после впечатлений в Славянске нельзя не верить сообщениям украинских СМИ (тот же сайт www.sprotyv.info Дмитрия Тымчука) о систематическом применении в том же Донецке подобного «тактического рисунка действий». Во-вторых, обращает на себя внимание характерная деталь, присутствующая практически во всех рассказах наших собеседников, приехавших на освобожденную территорию из Донецка. Все рассказывают о частых обстрелах, называют районы, где практически каждую ночь слышны звуки ведущегося огневого боя, но никто не может назвать хотя бы малейшие данные о том, что огонь велся с украинской стороны – а ведь найти такие подтверждения проще простого : увидел новые пробоины в домах на стороне, обращенной к украинским позициям, вот и доказательство. Чаще всего в качестве места, откуда слышны звуки выстрелов, называют жилой массив, прилегающий к ДАП (Донецкий Аэропорт), но никто не видел там новых разрушений и не слышал о каких-либо новых убитых и раненных в жилом секторе. Картина возникает знакомая по Славянску – сепаратисты ведут огонь из района жилых построек, обычно ночью, на следующее утро дежурно сообщая об «очередном обстреле со сторону ВСУ». Маловероятно, что Россия при ее нынешнем чахлом финансово – экономическом положении сможет что-то  и когда – либо «восстанавливать» в оккупированной части Донбасса, но вышеприведенная логика сепаратистов по всей видимости осталась – спровоцировать огонь со стороны ВСУ и потом «показать картинку», как «украинские фашисты разрушают свободолюбивый Донбасс». А российским «помощникам», участвующим в этой войне, вообще наплевать, сколько, чего и как будет разрушено на контролируемой Лугандонией территории.

Пятое. С первых же моментов «русской весны» на Донбассе и в ходе последующих боевых действий выявилась склонность сепаратистов к применению наиболее дикарских форм отношения к противнику в ходе вооруженного противостояния, самых гнусных методов ведения войны, связанных с грубым нарушением не только международно-признанных норм, но и элементарных представлений человеческой нравственности.

В этом разделе своего повествования автор будет достаточно краток, поскольку наиболее выразительные примеры таких нарушений связаны с действиями не только и не столько местных сепаратистов, сколько с преступными деяниями вторгшихся в Украину российских вояк – с непосредственными свидетелями  того, что вытворяли военнослужащие РФ в ходе боев под Иловайском в августе 2014 г., нам довелось встречаться и беседовать, об этом будет рассказано несколько ниже. Отметим только, что в ходе поездки довелось многое услышать от случайно спасшихся очевидцев и об издевательствах над пленными и их расстрелах, о пытках и бесчеловечных условиях содержания украинских силовиков в плену, о нежелании сепаратистов оказывать медицинскую помощь попавшим в их руки бойцам ВСУ и Нацгвардии (о таких примерах нам рассказывал не раз упоминавшийся врач больницы в Николаевке Александр Беланов, подвергавшийся угрозам и травле со стороны гоблинов «Моторолы» за попытки такую помощь оказать), о создаваемых препятствиях для обмена пленными и о многом другом. Говоря о попавших в плен украинских военнослужащих, автор сознательно не говорит о бойцах Добробатов – как упоминалось ранее, их в плен не брали, нам приходилось сталкиваться с описанием изуверских способов, которыми их уничтожали на месте пленения, с выкалыванием глаз и отрубанием рук.

Однако об одном случае, частично упомянутом  ранее, хотелось бы рассказать подробнее. Формально названный пример нельзя отнести к собственно военным преступлениям или к преступлениям против человечности – некоторые «герои», возможно, даже причисляют то, что случилось весной 2014 г. под Благодатным, к проявлениям «военной хитрости» и «тактического мастерства» (сознательно выносим за скобку тот  факт, что главный протагонист этой истории, незадолго перед тем сформированная в Донецке банда «Беса», самим свои возникновением и существованием в качестве НВФ уже совершала уголовное преступление). Напомним об «отжатии» в Мариуполе сбродом  И.Безлера трех «не пустых» инкассаторских машин. Во время возвращения в Донецк недалеко от Благодатного Волновахского района бандиты обнаружили расположившееся на ночлег небольшое подразделение украинской 51 ОМПБр. Напав на спящих, «защитники «русского мира»» открыли по ним огонь из стрелкового оружия, погибло 16 и вскоре умерло от ран еще два человека. При приближении к месту этого злодейства вызванных украинских сил поддержки безлеровские «герои» поторопились спешно унести ноги. Нам довелось побывать на месте этого подлого нападения – небольшой мемориал, стела с именами погибших и за ней – гряда придорожных деревьев с иссеченными пулями стволами и обломанными ветками.

Еще раз подчеркнем – формально такое деяние в условиях боевых действий не является чем-то преступным (с выше-приведенной оговоркой о том, что само существование шайки «Беса» является криминалом). Однако о «нравственном облике» этих сепаратистских нелюдей, об их способах вести войну и их «рыцарском» отношении к противнику этот пример говорит очень многое. Автор вырос в подмосковных Люберцах, считавшихся в Москве и области «чемпионом по хулиганству», поэтому нравы и поведение местной шпаны знает чересчур хорошо. История того «боя со спящими» под Благодатным слишком многое напомнила – тот же стиль действий, только с оружием в руках : напасть на более слабого или беспомощного, проявить в отношении него свои «храбрость и героизм», а при появлении первой же реальной опасности – «героически» удрать, сверкая пятками. Проживший более половины жизни в России автор убежден – подобная гнусность – один из элементов «русского мира» в его современном понимании (не путать с русским народом и русской культурой как таковыми!). Рассказывать о преимуществах и достоинствах этого «мира» можно только тому, кто либо, зная его, слепо в него верит, либо тому, кто ни разу с ним не сталкивался. Кто знает и не окончательно ослеп, в этих «преимуществах и достоинствах» непременно усомнится, а вот этого «мира» генетические черты может распознавать без труда – на примерах, подобных вышеописанному.

 

Окончание следует

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (1)

0+

Эти ребята бандеровцы. Некоторые - демонстративные нацисты, обожествляющие Гитлера. Один этот факт ставит точку в дискуссии о гуманности/негуманности их физической ликвидации. Потому, как суть нацисткой идеологии (равно как идеологии украинского национализма) - отрицание гуманности как явления. Они живут в мире (создают мир), где нет гуманности. Они её презирают как слабость и решительно отвергают. "Хоч би кровi по колiна - а би вiльна Украина". Убийство - для них естественный и единственный способ борьбы с политическими оппонентами. Мы видели это на примере УПА (славноизвестный атентат, геноцид поляков, жестокие убийства советских учителей, врачей, сочувствующих), мы видели это на примере полицаев и надсмотрщиков в концлагерях, мы увидели это после Майдана - убийства оппозиционных политиков, писателей, священников УПЦ МП, жителей Донбасса, и конечно же Одессы. Украинские националисты не меняются. Как писал идеолог украинского национализма Донцов - "С точки зрения нашей морали — необходимо чувствовать ненависть к врагу даже тогда, когда он нам ничего плохого не сделал ... это мораль, которая ненавидит “добрых людей”, которые “добры, так как не настолько сильны, чтобы стать злыми”, которая протестует против “человечности”", "Без насилия и без железной беспощадности ничто в истории не создано ... Насилие, железная беспощадность и война — вот были методы, какими шли избранные народы путем прогресса ... Насилие — единственный способ, которым располагают нации, оскотинившиеся от гуманизма".
Так с какой стати мы должны гуманно относиться к тем, кто отрицает гуманность как явление? С какой стати мы должны жалеть жизни тех, кто всеми фибрами своей черной души желает забрать жизнь у нас? Жизни наших матерей, детей, стариков только за то что те "вата" ("сравнять Донбасс с землей", "мирных там нет", "вата - не люди"...). Причем не просто желают, а делают! Это на майдане они только лишь ЖЕЛАЛИ нас резать, о чем открыто заявляли в кричалке "москалей на ножи!". Сейчас же звери перешли от слов к делу. Выбрав убийство, как метод политической борьбы, радикалы сами не оставили себе шанса. Если ты считаешь, что можешь пойти и застрелить писателя только за то, что тебе не нравятся его книги, то глупо тебе, убийце, рассчитывать на то, что твои оппоненты поступят с тобой иначе. Нет, ты сам выбрал такие правила игры, так что будь добр доиграть по ним партию до конца. Анатолий Шарий
4 мая 2014 г. ·
Я взял интервью у одесситки, выжившей в доме профсоюзов. Когда сделаю видео (есть моменты, которые я уберу по этическим соображениям) - предоставлю на обозрение. Выйдет материал на сайте From-UA.
То, что есть - правый сектор и "футбольные фанаты", ворвавшись в здание, убивали людей сразу, без разговоров. Мужчин убивали на месте, женщин делили "эту нах..., эту в подвал". В подвале людей убивали.
Потрясло - "не трать патроны, так давай", людей ЗАБИВАЛИ НАСМЕРТЬ, били даже мертвых, хотя женщины кричали, что они уже не дышат. Оружия у тех, кто был внутри, не видела ни у кого. Убивали людей из огнестрела, который был практически у всех, кто "зачищал".
Женщина - жительница Одессы, она готова подтвердить свои слова публично, конечно же - боится, конечно же - в шоке от пережитого. Но благодаря таким людям мы можем узнать про тот КОШМАР, что творился в здании, где все "умерли удушья"... gawrusha.livejournal.com

Эксклюзив&Переводы eNews

Почему болгар становится все меньше?

  Image caption Сейчас в Болгарии живут около семи миллионов человек. К 2050 году их...
9 сентября 2017 в 19:34
1

Александр Слусарь: "Тэнасе решал для главного мафиози страны глобальные юридические вопросы"

Итак, у нас стало модно, когда ряд персонажей, причастных к захвату и разгрому страны, пытаются читать...
4 сентября 2017 в 9:18
2

Читая книгу Самсона Мадиевского: Мы встретились с Румынией на дороге Истории с двусторонним движением: Молдова, двигаясь в прошлое, Румыния – в будущее

Локализовать сегодняшнюю Молдову на хронологической шкале, обращенной в прошлое (деградируем, движемся...
29 августа 2017 в 20:42
0

Свежие статьи

«Сносили под покровом ночи. Утром на месте усадьбы уже были клумбы». Интервью с главой управления наследия минобразования и культуры

За 20 лет — с начала 1990-х годов до 2010-х в Кишиневе были разрушены или повреждены более четверти...
21 сентября 2017 в 9:45
0

Ткачук: За свое свинство Додону придется отвечать даже перед голосовавшим за него меньшинством

Публичные заявления занимающего должность президента Игоря Додона о том, что он представляет лишь христиан...
18 сентября 2017 в 21:01
1

Ренато Усатый: «Игорь Додон жалок»

Лидер «Нашей Партии» прокомментировал выступление Игоря Додона на  брифинге. «Игорь Додон жалок....
10 сентября 2017 в 19:07
2