Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Часть 2. Как все начиналось. 2014 год.

Автор: enews_1
22 июня 2017 в 21:00
Комментарии: 3

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова. 

Автор не ставит перед собой задачу воспроизвести во всех подробностях последовательность развития событий на Донбассе – любой пользователь Интернета, «порывшись» на сайтах, может без особого труда восстановить хронологию и важнейшие «узловые моменты» происходившего в то время в этом регионе. Важнее привести свидетельства очевидцев, переживших три с лишним года назад то страшное, кровавое поветрие, которое получило наименование «русской весны».

Еще в период противостояния на Майдане в Киеве зимой 2013 – 14 гг. население Донецкой и Луганской областей начало подвергаться массированной информационно – психологической обработке. Нынешний глава Станично-Луганской районной госадминистрации Ю.Золкин, работавший в то время в Луганске, вспоминает резкое усиление анти-майдановской пропаганды еще до победы Революции Достоинства в феврале 2014-го : в условиях безраздельного господства в информационном пространстве российских СМИ население стало объектом участившихся и получивших крайне жесткий характер медиа-«вбросов» соответствующего содержания, появилась «наглядная агитация» в виде листовок, плакатов и проч., среди массы населения началось распускание различного рода слухов, зачастую самого нелепого содержания типа ожиданий «нашествия бандеровцев» на Донбасс, которые будут «грабить, насиловать и убивать». Самую активную роль в нагнетании такой истерии сыграли региональные и местные власти, представленные почти исключительно членами поддерживавшей режим В. Януковича Партии регионов (ПР). Волонтеры в Славянске рассказали нам, что и в настоящее время зачастую на улицах города можно встретить бывших функционеров органов местного управления, в период Революции Достоинства усердствовавших в очернении Майдана и его борцов, а немного позднее с распростертыми объятиями и  чуть ли не с духовыми оркестрами встречавших бандитов Гиркина и «Моторолы». Как отмечалось автором ранее, многие местные квислинговцы и поныне остаются на «теплых местах» в органах местного самоуправления, причем в первую очередь не по причине горячей любви к ним большинства населения, а вследствие превращения ПР (ныне «Оппозиционный Блок») в организацию мафиозного типа, располагающую отработанным набором рычагов, позволяющих продвигать своих ставленников на командные посты. Мы в Молдове прекрасно знаем такое явление на примере ДПМ – партия, опирающаяся на поддержку достаточно небольшой части граждан, сконцентрировала в своих руках заведомое большинство позиций в структурах как центрального, так и местного публичного управления. События зимы 2013 – 14 гг. создали реальную угрозу для власти ПРовской мафии на Донбассе, соответственно ее представители превратились в «ударный авангард» надвигавшейся «русской весны».

Естественно, наиболее жесткой и старательной анти-украинской обработке подвергались представители силовых структур Донецкой и  Луганской областей, среди которых было немало «колеблющихся» и неопределившихся. Ю.Золкин, служивший в то время в органах МВД Луганщины, подробно приводил примеры того, как сотрудников органов правопорядка, используя подкуп, шантаж, запугивание, склоняли к переходу на сторону сторонников «русского мира»

Весьма показательна структура тех идеологических стереотипов, с использованием которых проводилось «промывание мозгов» донбасского населения как в период Майдана, так и непосредственно после   падения режима В.Януковича :

         - представление о Майдане как о «мятеже против законной власти», при этом сами активисты Майдана преподносились населению как банда погромщиков, стремившаяся к грабежу и захвату  государственных учреждений в Киеве. Как органическое продолжение таких пасквильных «оценок» - внушение жителям региона представления о том, что после победы Революции Достоинства в Киеве утвердилось господство некой «хунты», на обладающей ни малейшей легитимностью. 

         - миф о «бандеровцах», которые якобы хотят захватить власть в Украине и насильственно навязать ей (прежде всего таким регионам с особым укладом социально – политической и культурно – бытовой жизни как Донбасс) свои «чуждые» устои, убеждения и жизненные стандарты.

         - опасения тотальной принудительной «украинизации» Донбасского края с запретом образования на русском языке, русскоязычных СМИ и права общаться на русском языке в быту.

         - угрозы по поводу того, что новые «майдановские» власти будут проводить на Донбассе дискриминационную кадровую политику, лишая работы местных жителей и замещая их на пришлых «бандеровцев».

         - тривиальные «страшилки» насчет ожидаемого нашествия «кровожадных «Правосеков», «бандеровских властей» и неких жутких «украинских фашистов», которые будут терроризировать население и зверски подавлять любые проявления «инакомыслия». Идиотские байки про «распятого мальчика» появятся несколько позднее, уже в ходе боевых действий, но почва для «готовного» восприятия таких измышлений определенной частью местных жителей была подготовлена заранее.

         - излюбленная пропагандистская «фишка» ПРовцев, получившая широкое распространение в сознании жителей региона : Донбасс – основа экономики и «кормилец» Украины, без вклада которого в ВВП страна просто не сможет существовать. При этом победившие в Киеве «бандеровцы» мечтают присвоить себе хозяйственные мощности этого края и установить там режим «экономического колониального террора», что быстро приведет к разрушению производственного комплекса Донбасса.

         - запугивание населения угрозами разрыва всех «традиционных связей» (да и простого сообщения на бытовом уровне) с Россией в случае прихода на Донбасс «украинских фашистов».

         - наконец, активно распространявшийся на Донбассе в течение длительного предшествовавшего периода, а в ходе событий зимы 2013 – 14 гг. и последовавшей «русской весны» получивший максимально интенсивное распространение пропагандистский стереотип - пожалуй, сыгравший решающую роль в определении социально – политической позиции значительной части местного населения. Речь идет об устойчивой мифологеме, хорошо известной также и на примере Молдовы (достаточно взять сторонников ПСРМ и И.Додона) – наивная вера в «райскую жизнь» в Росии : там и зарплаты с пенсиями выше, и коммунальные платежи меньше, и продукты качественнее и дешевле, и многое – многое другое, и непременно «лучше, чем у нас». Для многих жителей Донбасса с характерным отмеченным ранее «жвачно – колбасным» восприятием окружающего мира такие аргументы имели в рассматриваемый период поистине «убийственную» силу.

С ходу отметим – в ходе поездки автор имел полную возможность убедиться в абсолютной не только лживости, но и сверх-абсурдности приведенных сепаратистских «аргументов». Никаких признаков «бандеровских бесчинств» или даже слабых упоминаний насчет «зверств украинских фашистов» обнаружить невозможно даже при большом старании, напротив – на каждом шагу наглядные свидетельства налаживания нормальной мирной жизни. Всюду звучит русская речь, надписи и вывески на улицах любого из городов, в которых мы побывали – на русском языке, широко печатается и распространяется русскоязычная пресса, «русская атрибутика» часто встречается в оформлении магазинов, кафе и ресторанов. Постоянно сталкиваешься с примерами прилагаемых украинскими властями и просто гражданскими энтузиастами усилий по восстановлению экономического потенциала края (о посещении фактически поднятой из руин Мебельной фабрики в Славянске пойдет речь в одном из следующих очерков), по созданию рабочих мест для местных жителей, облегчению им условий создания и ведения бизнеса. В то же время с тем, что такое целенаправленное разрушение экономики Донбасса, люди постоянно сталкиваются на многочисленных примерах на оккупированных его территориях. «Сказочная жизнь с большими пенсиями и зарплатами» в России также оказалась откровенным фейком : по словам людей, проживающих «по ту сторону фронта» и приезжающих в «украинскую часть», на  оккупированных территориях региона нарастает повальная безработица, люди старших возрастов давно уже устали ждать «роскошных» российских пенсий и широким потоком едут через КПВВ «в Украину», чтобы получить причитающиеся пенсионные пособия (которых жителей «днр-лнр» никто в «фашистском государстве» не лишает и не препятствует в их получении!). Всюду, во всех населенных пунктах в прифронтовой полосе, от Станицы Луганской до Волновахи, можно увидеть скопления, и иногда не маленькие, пожилых людей около отделений «Ощадбанка» (Сбербанк).

Сейчас многие жители Донбассу уже понимают, что тогда, в 2014 г. были самым наглым образом обмануты. Об этом свидетельствуют как приезжающие «с той стороны», так и жители «украинской» зоны, посещающие «Лугандонию». Вспоминается старушка из Донецка, ехавшая с нами в поезде «Мариуполь – Киев», когда мы уже возвращались после завершения путешествия. Женщина много и подробно рассказывала, на основе какого жуткого обмана выстраивались три года назад сепаратистские «республики». Однако тогда, в 2014 г., слишком многие такой «развесистой клюкве» поверили – наши друзья из Славянска вспоминали, как на митинги «за референдум» сбегались большие массы людей, отравленных  вышеупомянутой ПРовско – российской пропагандой. В Части 2 этих заметок автор упоминал – почва для массовой не-лояльности населения Донбасса украинскому государству готовилась годами и десятилетиями, в условиях глубокой «совковости», господства «суржика», вытеснения всего украинского из общественной жизни с одновременной ее повальной русификацией основа для всего, что происходило на Донбассе в первой половине 2014 г., была подготовлена «капитально». 

Победа Майдана в конце февраля 2014 г. практически незамедлительно вызвала обостренное социальное брожение на Донбассе – в регион начали возвращаться из Киева местные «беркутовцы», резко усилилось воздействие российской пропаганды, а структуры ПР выступили с открыто сепаратистскими лозунгами и призывами к населению. В массы была вброшена идея организации референдума о «самоопределении» Донбасса, первоначально с постановкой вопроса о необходимости «федерализации» с получением регионом некого «особого статуса», под которым на практике подразумевался фактический вывод Донецкой и Луганской областей из конституционно – государственного пространства Украины с превращением края в некое подобие современных Приднестровья, Абхазии или Южной Осетии. Все очень узнаваемо для нас, жителей Молдовы – приднестровские сепаратисты также некогда начинали с «федералистских» требований. Закончилось все это референдумом 2006 г. о «независимости ПМР» с перспективами последующего присоединения к России. Молдавским ПСРМовцам во главе с И.Додоном следовало бы помнить – в постсоветском пространстве болтовня о «федерации» как правило заканчивается стрельбой : если пример 1992 г. наших отечественных последователей Януковича и Н.Азарова ничему не научил, можно посоветовать им почаще обращать внимание на то, что происходит на Донбассе.

Инициированная сепаратистами в марте 2014 г. подготовка к названному референдуму вылилась в массовые митинги и иные манифестации, которые внешне должны были производить впечатление спонтанных выплесков настроений простых граждан. Однако в данном случае речь может идти именно только о «внешнем впечатлении». Все очевидцы тех событий, с которыми нам приходилось общаться в ходе поездки, однозначно утверждают : да, весной 2014 г. многие люди восприняли идеи, распространявшиеся российской и ПРовской пропагандой и на митинги сбегались с большим желанием и готовностью, однако о какой-то «стихийности» этих выступлений в основном говорить не приходится. Практически в ходе любого подобного мероприятия четко фиксировались «заводилы», собиравшие толпу, режиссировавшие сам процесс «народного выступления» и подталкивавшие людей к принятию конкретных требований и «пожеланий». Очень часто в таких «заводилах» можно было узнать работников местных администраций и органов самоуправления, служащих силовых структур и др. Однако весьма заметным было также присутствие различного рода «новичков», всем своим поведением выдававших свое «пришлое» происхождение. Так, все жители Славянска, с которыми нам довелось беседовать, вспоминают «внезапное» появление в городе Игоря Гиркина (Стрелкова), которого до этого никто не знал и не представлял, откуда и как он взялся. Организаторы «стихийных народных протестов» зачастую просто не ориентировались в той местности (прежде всего в городах), в которых путались развивать свою бурную деятельность, при этом доходило до анекдотических случаев. Так, в одном из двух областных центров донбасского региона «вожаки» вели толпу на захват одного из центральных административных зданий. Подойдя к одному из строений «парадного» вида, «манифестанты» начали ломиться в дверь учреждения. Вышедший служитель удивленно произнес : «ребята, да вы что? Это никакая не администрация, тут театр…». Элементарное незнание такими «руководителями народных масс» тех населенных пунктов, которые они должны были «поднимать на протест», подтверждали наши знакомые и в Славянске, и в Северодонецке – пришедшие неизвестно откуда «защитники русского мира» не знали и не понимали расположения даже центральных ключевых городских объектов, которые оставались не захваченными длительное время, хотя находились «под носом» у «новых хозяев».

Тема «пришлых вожаков» затрагивает, пожалуй, центральную проблему  в развитии событий начала 2014 г. на Донбассе : роль и место «братской помощи» российской стороны в раскрутке того обрушившегося на регион кровавого ужаса, который московские политики и пропагандисты нагло называют «гражданской войной на востоке Украины». На деле ни о какой «гражданской войне» в этом регионе невозможно говорить даже отдаленно – при беседах с очевидцами полностью подтверждается, что речь может идти исключительно о гибридной войне Кремля против независимой Украины с целью отторжения от нее части ее территорий. Начав с более «мягких» форм, таких как массированная идеолого – пропагандистская обработка населения, руководство «стихийными протестами», захват административных зданий, а в конечном итоге – всей системы местного управления на значительной части Донбасса, российские специалисты гибридных войн раскрутили конфликт до размаха широкомасштабной повседневной бойни, в топку которой Москва постоянно подбрасывает части подразделения своих регулярных войск. Вооружение и боеприпасы. ГСМ и еще очень многое, без чего Захарченки и Плотницкие не смогли бы вести боевые действия хотя бы в течение двух дней.

В Славянске наши друзья рассказывали нам о появлении весной 2014 г. вместе с И.Гиркиным «вежливых людей», экипированных по российскому образцу и использующих боевое оснащение, которого на тот момент просто не было у украинских силовых структур. Для сопоставления – в ходе происходившей в те же дни оккупации россиянами Крыма родилась шутка о том, что возникшие на полуострове вооруженные формирования сторонников «русского мира» состоят исключительно из одних миллионеров – одно только обмундирование таких «русских патриотов» стоило в «Военторге» 26 тыс. гривень : даже сейчас эта сумма в серьезно девальвированной в последние годы украинской валюте, равная примерно 1000 долларов, откровенно не по карману абсолютному большинству украинцев, а три с лишним года назад достигала запредельных величин. Ю.Золкин рассказывал нам, как при захвате в Луганске мятежниками зданий силовых ведомств – областных управлений МВД и СБУ, - незамедлительно появлялись группы явно «не местных» специалистов, первым делом приступавших к взлому компьютерных баз названных учреждений. Волонтер, капеллан и глава общины пятидесятников в Славянске Андрей Борыло красочно описывал свою встречу с российскими спецназовцами, прибывшими в город вскоре после установления там власти Гиркина и «Моторолы» - их поведение, уровень выучки,  оснащение (те же снайперские винтовки), какого не было на тот момент в Украине и не появилось до настоящего времени, полностью «не украинские» стандарты отдачи приказов, связи и т.д. Если это те самые «шахтеры», воюющие против украинских войск на Донбассе, о которых однажды не от большого ума сбрендил В.Путин, то автор этих строк – Папа Римский и Далай-лама в одном лице.

То же и с вооружением боевых формирований создававшейся тогда Лугандонии. Московские пропагандисты усиленно скрывают тот факт, что на момент начала «русской весны» на Донбассе в двух интересующих нас областях востока Украины ВООБЩЕ не было никаких частей или подразделений ВСУ, действовали только структуры СБУ, МВД и пограничники, по определению не располагавшие тяжелым вооружением. Уродливая система «дружбы с восточным соседом», насаждавшаяся в Украине при разных кучмах и януковичах, породила абсурдную Военную Доктрину, согласно которой с российского направления военных угроз ожидать не следовало, поэтому на Донбассе не было к 2014 г. ни армии, ни армейских складов. Даже в условиях реально имевшего место перехода на сторону сепаратистов значительного числа местных сотрудников МВД и СБУ вооружить имевшимся на оснащении этих структур табельным оружием расплодившиеся во время «русской весны» бандформирования не было никакой возможности.  Соответственно откуда различного рода «Гиви», «Бесы» и «Моторолы» заимствовали вооружение для своих банд – а уже весной 2014 г. эти НВФ были вооружены до  зубов, включая сложные противотанковые и зенитные системы и РСЗО, - легко может догадаться любой умственно здоровый человек. Верить, что такие совершенные виды вооружений  «ополченцы» находят в каких-то «шахтах», может лишь двуногая особь, либо готовая 24 часа в сутки молиться на портрет Путина, либо имеющая IQ не выше 85 единиц (что слишком часто на деле совпадает).

Автор выразит глубокое убеждение – без российского вмешательства и изощренного применения ими «гибридных» форм борьбы на Донбассе вообще никаких боевых действий не было бы. Да, весной 2014 г. в регионе была напряженная обстановка, недовольство значительной части населения и местных функционеров событиями Майдана, стремление в определенной мере обособиться от остальной Украины – но даже совокупность этих факторов еще не является необходимым и достаточным условием для того, чтобы в этой зоне вспыхнула настоящая полномасштабная война. Для этого нужен кто-то со стороны, кто усердно раздувал бы тлеющий очаг противостояния, вкладывал в руки людей оружие, ободрял их посулами «Россия вас не забудет и не оставит» и др. Как без «дружественной руки» России не было бы и приднестровского конфликта 1992 г. : «точку невозврата» этот конфликт прошел тогда, когда «на защиту русского Приднестровья» начали активно съезжаться ватаги вечно пьяных «казачков» и прочих «добровольцев» из России, а 14 армия начала услужливо «делиться» с республиканскими «пмр-овскими» гвардейцами оружием и боеприпасами со своих складов.

В целом, когда слушаешь рассказы очевидцев о событиях весны 2014 г., не оставляет ощущение изрядной искусственности, «сконструированности», привнесенности извне всех форм и проявлений сепаратистской «самоорганизации», увенчавшейся созданием «Лугандонских «республик»». Еще раз повторимся - никто не отрицает, что на Донбассе в тот период вполне реально проявлялось массовое недовольство событиями Майдана со стороны «воспитанного» российскими медиа-средствами, де-украинизированного и подверженного «совковым» традициям населения. Однако само по себе «брожение умов» не может привести к появлению тех или иных форм четкой организации, здесь нужна опытная направляющая рука. В этой связи следует упомянуть два немаловажных момента.

С одной стороны все пережившие события тех дней свидетельствуют – толпы «протестующих против режима Хунты», собиравшиеся на центральных площадях городов Донбасса, прежде всего в Донецке и Луганске, у административных зданий и у памятников Ленину, в значительной мере состояли из праздных зевак, изначально не склонных к вспышкам «протестной» агрессии и уже явно не планировавших эти административные здания захватывать. Лишь искусственно нагнетаемый упомянутыми «заводилами» накал страстей «втягивал» этих «наблюдателей» в водоворот событий, превращая толпу в основном «интересующуюся» в откровенно погромную. Слушая рассказы о тех событиях, автор порой ловил себя на ощущении, что люди, говорившие очень искренно и никогда не слышавшие о Гюставе ле Боне, в полном смысле цитируют «Психологию рас и народов» великого французского исследователя – в частности часть вторую его произведения – «Психология толпы». Во всех описаниях тех событий обращает внимание крайне низкая мотивированность тогдашних «стихийных борцов против украинских фашистов», отсутствие элементарного понимания того, ради чего они «шумят». Запомнился рассказ одного из свидетелей событий марта 2014 г. в Луганске – описание разговора с «типовым» представителем собравшейся в центре города толпы. Этот «типовой участник» не мог объяснить, ни почему он и ему подобные так стремятся «под крыло» России, ни по какой причине он пылко поддерживает «федерализацию» - как и вообще о том, чем отличается федеративное устройство и как оно построено в той же самой «вожделенной» России. Представления о выгодах перехода Донбасса под контроль Москвы строились у данного индивида по шаблону сказок для детей дошкольного возраста про молочные реки и кисельные берега, а на каждый аргумент собеседника против «самоопределения» региона следовал стандартный         ответ «нет, Вы все таки согласитесь, что Путин – молодец!». Уровень осмысления своих действий и преследуемых целей у остальных участников был примерно таким же – стоит ли удивляться, что при таком дремучем «состоянии умов» толпа оказывалась готовой поверить даже самым нелепым слухам.

С другой стороны сохранилось немало свидетельств высокой организованности и оперативности действий «режиссеров» и инициаторов «стихийных народных протестов» - не важно, были эти инициаторы представителями местного ПРовского актива или появившимися с российской стороны «зелеными человечками». В Волновахском районе с его преимущественно аграрным населением и весьма сниженным по меркам Донбасса уровнем сепаратистских настроений агенты «русского мира» весной 2014 г. создали своего рода «летучие отряды», курсировавшие по селам и составлявшие в них основную массу участников «митингов за самоопределение». Очевидцы рассказывают случаи, когда из примерно 50 – 60 участников сепаратистского сборища в конкретном селе местных насчитывалось не более нескольких человек. Остальные дружно «выражали народное возмущение», чтобы вскоре появиться в той же роли в соседнем селе.

К слову, упоминание об агарном и не слишком симпатизирующем населении Волновахского района подводит к еще одной серьезной проблеме, связанной с формированием донбасского конфликтного «узла» и событиями весны 2014 г. – к вопросу о социальной, прежде всего имущественно – профессиональной стратифицированности участников «русской весны». Показательно, что наибольший успех сепаратистские призывы имели в тех местностях, где большую долю жителей составлял «пенсионерский массив» (к примеру, областные центры, Донец и Луганск), либо маргинализованные слои населения (упоминавшиеся депрессивные городки и поселки типа Шахтерска, где хозяйственная и гражданская жизнь давно «умерли»), либо круги мелко – средних предпринимателей, «завязанных» на бизнес-связях (прежде всего в сфере торговли) с Россией. Как пример – два расположенных вблизи друг от друга города – Славянск и Краматорск. В первом из них, с высокой долей населения, жившего за счет торговых связей с РФ, а также с серьезным «активом» различного рода деклассированных элементов (названные ранее наркоманы и др.) – настроения и движения в пользу «днр» оказались весьма сильными. Напротив, в «рабочем» Краматорске, где промышленные предприятия во многом сохранили свою активность до настоящего времени, сепаратистские силы получили поддержку на порядок слабее – по свидетельству очевидцев даже в марте – июне 2014 г., в период своего господства в этом Городе, сепаратисты не полностью контролировали его, сталкивались пусть с молчаливо – пассивным, но заметным противодействием местных жителей. 

Именно так – с помощью оголтелой демагогии, распускания слухов, порой откровенно бредовых, манипулирования настроениями толпы, запугиванием, а иногда и откровенным террором в отношении граждан, не разделявших идеи «русского мира», путем насильственного захвата административных учреждений, объектов инфраструктуры и зданий, занимаемых местно – региональными силовыми структурами (показательно, что в Славянске И.Гиркин и его «ватага» базировались в основном не в зданиях местных администраций, а в захваченном районном отделе СБУ), - сепаратистам к лету 2014 г. удалось установить контроль над значительными территориями двух  «донбасских» областей, от Мариуполя до Славянска.  Параллельно с захватом этих районов началось активное формирование структур т.н. «ополченцев», начавших боевые действия против остающихся лояльными Киеву местных силовых структур, против направленных в регион подразделений ВСУ и Добробатов (Добровольческие батальоны, сформированные из патриотов, представлявших различные регионы Украины, в том числе и Донецкую и Луганскую области). Все очевидцы событий в один голос утверждают – при крайней слабости украинской армии весной 2014 г. лишь самоотверженная борьба Добробатов позволила сдержать сепаратистскую заразу и не допустить распространение ее на всю территорию двух областей (и не только – не будем забывать о бредовых идеях т.н. Новороссии, которая в горячечном воображении их авторов должна включить и молдавское Приднестровье). Отсюда та звериная жестокость, с которой «ополченцы» неизменно привыкли относиться к бойцам «добробатовских» формирований : в ходе поездки нам довелось беседовать с очевидцами того, как после пленения украинских военнослужащих сепаратисты отправляли в тыл бойцов ВСУ, при этом «добробатовцев» истребляли немедленно и с максимальным изуверством.

Однако разговор о действиях украинских войск еще впереди, в одном из последующих очерков, здесь мы остановимся на вопросе об «ополченцах», прежде всего о составе их формирований в период «русской весны» 2014 г. на Донбассе. Этот состав вскрывает многие «движущие начала», сработавшие при  установления на части территорий Донецкой и Луганской областей господства «русского мира». Во всяком случае более внимательное рассмотрение этого вопроса камня на камне не оставляет от путинской байки про «сражающихся шахтеров». Можно выделить следующие основные компоненты личного состава НВФ (незаконные вооруженные формирования) при их создании три с лишним года назад :

         - отмеченная выше часть сотрудников регионально – местных подразделений украинских силовых структур, в основном МВД и СБУ, перешедшая на сторону сепаратистов на основании тех или иных мотиваций. Этот контингент составил наиболее профессионально обученную часть ополченческих отрядов, при этом трудно представить себе, что вчерашние милиционеры или представители СБУ могли в совершенстве применять сложные виды вооружений, такие как зенитные ракетные комплексы, средства радиоэлектронной борьбы или РСЗО – но использование именно такой военной техники фиксируется на Донбассе практически с первых этапе боевых действий.

         - прибывшие из России «специалисты» типа И.Гиркина и его ближайших соратников. Жители Славянска, с которыми довелось общаться автору, не допускают и тени сомнения относительно того, что с самых первых дней «русской весны» кадровым костяком НВФ были «зеленые человечки» российского происхождения, занимавшиеся вопросами организации, комплектования этих НВФ, их оснащением и снабжением, бесперебойно поступавшим из России. Автор упоминал ранее – главной коммуникацией, по которой банды Гиркина в Славянске получали все необходимое от «российских друзей», была шедшая от границы через Николаевск дорога, с перекрытием которой украинскими силами основательно укрепившиеся в городе сепаратисты стремительно «драпанули» в южном направлении. Без таких российских «специалистов» славянские НВФ были бы не способны произвести необходимые фортификационные работы : по свидетельству очевидцев, Славянск был в кратчайшее время был окружен по периметру мощными оборонительными сооружениями. Нетрудно понять, что вчерашние милиционеры, перебежавшие к врагу СБУшники и тем более некие «шахтеры» никакого представления о возведении бетонированных инженерных сооружений и навыков в этом деле иметь не могли.

         - определенная часть «идейных борцов» с «киевской хунтой» и «бандеровцами», искренне поддавшихся на российско – ПРовскую пропаганду. Свидетели событий 2014 г. подтверждают, что «чистосердечно заблуждавшиеся» в возникавших тогда НВФ (по сути бандформированиях) реально были, однако необходимо учитывать два момента. Во-первых, автор попытался в разговорах с собеседниками провести сопоставление с событиями 1991 – 92 гг. в Приднестровье, где многие жители пошли служить в отряды СТК и в Республиканскую гвардию, движимые искренним убеждением что они спасают «свободолюбивую ПМР» «румынских фашистов». Итог подобных сопоставлений – во время донбасских событий 2014 г. доля «идейных» участников НВФ была на порядок ниже, чем во время приднестровских событий 25-летней давности. Во-вторых, к настоящему времени практически все названные «идейные борцы» уже покинули ряды ополченческих банд. В одном из последующих очерков автор расскажет о случайной встрече в Москве в прошлом году с одним из таких бывших «искренне заблуждавшихся», сбежавшим из «ополчения» и вообще из «днр», поскольку не выдержал царящей в этих НВФ атмосферы насилия, разбоя и издевательств над «освобожденным» мирным населением Лугандонии.

         - едва ли не основной в количественном отношении компонент возникших на Донбассе весной 2014 г. НВФ составили разношерстные местные маргиналы, весьма многочисленные в этом регионе – наркоманы, алкоголики, лица с уголовным прошлым и прочий социальный «отстой». Об активной роли этого отребья в «защите Донбасса от «фашистов»» во время событий весны 2014 г. в том же Славянске может рассказать каждый. Получив в руки оружие, маргиналы незамедлительно приступили к его «применению по назначению» : начались грабежи, бесчинства (типа требований бесплатного обслуживания в кафе и ресторанах, «безвозмездного» приобретения товаров в магазинах, присвоения чужих автомобилей и др.), насилия и массовые «сведения счетов» с земляками и соседями, чем-то не угодившими бандитствующим «ополченцам» в прежней мирной жизни. Впечатляющие воспоминания о дикостях, совершавшихся подобной шантрапой в период владычества в Славянске и окрестных населенных пунктах «русского мира» поведал нам врач больницы в Николаевке А.Беланов. Первоклассный хирург и прекрасный человек пережил и угрозы, и поползновения различного рода вооруженных отбросов общества расправиться с ним за имевшие место ранее попытки «призвать к порядку» этих типов. Агрессивные выпады против врача, естественно, активно подогревались стремлением «защитников Донбасса» разжиться находящимися в его распоряжении наркотическими препаратами. Необычайно высокий процент деклассированных полу- либо откровенно уголовных элементов в донбасских НВФ – еще одно существенное отличие от событий 1991 – 92 гг. в Приднестровье : в левобережье бывшей МССР к тому, «первому пост-советскому» времени просто не было такого числа маргинализованных анти-социальных элементов.

         - «органичным дополнением» к местным босякам стали в те дни 2014 года активно прибывающие на Донбасс «казачки» из России, в особенности из близлежащих Донских земель. Эта категория «борцов за «русский мир»» у нас в Молдове в особых рекомендациях не нуждается – все, что вытворяли эти мерзавцы (автор должен оговориться – речь идет не о вполне «нормальном» потомственном казачьем населении Дона, Кубани или Ставрополья, а о той отвратительной «накипи», которая в конце перестроечного времени начала «воссоздавать» т.н. казачье движение) двадцать пять лет назад на молдавской земле, в точности повторилось на Донбассе – повальное пьянство, разбой, насилия, издевательства над мирными жителями и в особенности над «нелояльным элементом» и пленными. К «казачкам» донбасского образца 2014 г. вполне приложима оценка, высказанная автору в 1992 г. тогдашним комиссаром Горотдела полиции г. Бендер Виктором Гусляковым : «прибыв к нас в Бендеры, казаки тут же « с блеском» провели первую свою «боевую операцию» - захватили на одном из заводов цистерну пищевого спирта».

         - наконец, вышеупомянутые российские спецназовцы. Непосредственно в состав формируемых весной 2014 г. НВФ они не входили и по имеющимся свидетельствам «сделав дело», достаточно быстро покинули регион. Но роль их никак нельзя недооценивать – как отмечалось выше, без них никаких «днр-лнр» вообще не существовало бы. Еще раз подчеркнем : агрессия Москвы против Украины началась не в конце августа 2014 г., с прибытием на Донбасс первого российского псевдо-«гуманитарного» конвоя и одновременным предательским ударом из Ростовской области в спину частям ВСУ, сражавшимся у Иловайска и Саур-Могилы. Агрессия приняла открытый, нескрываемый характер сразу же после победы Революции Достоинства, а латентный период этой агрессии охватывает многие предшествующие годы.

О методах действий на Донбассе местных сепаратистов и российских оккупантов в ходе «русской весны» 2014 г. и последовавших трехгодичных боевых действий, автор расскажет в следующем очерке, однако считает необходимым упомянуть важную деталь. Удирая в начале июля 2014 г. из Славянска, гиркинские «герои» полностью заминировали город. Возивший нас по Славянску волонтер – капеллан, член общины местных пятидесятников, этнический русский Володя Стрельцов показывал нам места, где были заложены взрывные устройства – мосты, железнодорожная инфраструктура, административные учреждения, промышленные предприятия, узловые объекты ЖКХ и др. Взрыв не произошел лишь по той причине, что во время предупрежденное командование украинских войск, входивших в город, успело полностью отключить мобильную связь, с помощью которой бандиты должны были поднять город на воздух. С оценкой, которую дал Володя этому преступному замыслу, трудно не согласиться : «Сепаратистам необходимо было необходимо оставить на месте Славянска Сталинград 1943 года, показав всему миру картинку «зверств украинских фашистов». Похоже, «русский мир» всегда утверждается на чужих землях в точном соответствии со словами одной из песен Владимира Высоцкого - «А перед нами все цветет, за нами все горит…».  

 

 

 

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (3)

0+

Эти ребята бандеровцы. Некоторые - демонстративные нацисты, обожествляющие Гитлера. Один этот факт ставит точку в дискуссии о гуманности/негуманности их физической ликвидации. Потому, как суть нацисткой идеологии (равно как идеологии украинского национализма) - отрицание гуманности как явления. Они живут в мире (создают мир), где нет гуманности. Они её презирают как слабость и решительно отвергают. "Хоч би кровi по колiна - а би вiльна Украина". Убийство - для них естественный и единственный способ борьбы с политическими оппонентами. Мы видели это на примере УПА (славноизвестный атентат, геноцид поляков, жестокие убийства советских учителей, врачей, сочувствующих), мы видели это на примере полицаев и надсмотрщиков в концлагерях, мы увидели это после Майдана - убийства оппозиционных политиков, писателей, священников УПЦ МП, жителей Донбасса, и конечно же Одессы. Украинские националисты не меняются. Как писал идеолог украинского национализма Донцов - "С точки зрения нашей морали — необходимо чувствовать ненависть к врагу даже тогда, когда он нам ничего плохого не сделал ... это мораль, которая ненавидит “добрых людей”, которые “добры, так как не настолько сильны, чтобы стать злыми”, которая протестует против “человечности”", "Без насилия и без железной беспощадности ничто в истории не создано ... Насилие, железная беспощадность и война — вот были методы, какими шли избранные народы путем прогресса ... Насилие — единственный способ, которым располагают нации, оскотинившиеся от гуманизма".
Так с какой стати мы должны гуманно относиться к тем, кто отрицает гуманность как явление? С какой стати мы должны жалеть жизни тех, кто всеми фибрами своей черной души желает забрать жизнь у нас? Жизни наших матерей, детей, стариков только за то что те "вата" ("сравнять Донбасс с землей", "мирных там нет", "вата - не люди"...). Причем не просто желают, а делают! Это на майдане они только лишь ЖЕЛАЛИ нас резать, о чем открыто заявляли в кричалке "москалей на ножи!". Сейчас же звери перешли от слов к делу. Выбрав убийство, как метод политической борьбы, радикалы сами не оставили себе шанса. Если ты считаешь, что можешь пойти и застрелить писателя только за то, что тебе не нравятся его книги, то глупо тебе, убийце, рассчитывать на то, что твои оппоненты поступят с тобой иначе. Нет, ты сам выбрал такие правила игры, так что будь добр доиграть по ним партию до конца.
Анатолий Шарий
4 мая 2014 г. ·
Я взял интервью у одесситки, выжившей в доме профсоюзов. Когда сделаю видео (есть моменты, которые я уберу по этическим соображениям) - предоставлю на обозрение. Выйдет материал на сайте From-UA.
То, что есть - правый сектор и "футбольные фанаты", ворвавшись в здание, убивали людей сразу, без разговоров. Мужчин убивали на месте, женщин делили "эту нах..., эту в подвал". В подвале людей убивали.
Потрясло - "не трать патроны, так давай", людей ЗАБИВАЛИ НАСМЕРТЬ, били даже мертвых, хотя женщины кричали, что они уже не дышат. Оружия у тех, кто был внутри, не видела ни у кого. Убивали людей из огнестрела, который был практически у всех, кто "зачищал".
Женщина - жительница Одессы, она готова подтвердить свои слова публично, конечно же - боится, конечно же - в шоке от пережитого. Но благодаря таким людям мы можем узнать про тот КОШМАР, что творился в здании, где все "умерли удушья"... gawrusha.livejournal.com

0+

"в точном соответствии со словами одной из песен Владимира Высоцкого"........ Ложь и Правда "работа" внештатного корреспондента Вадима Малахова. www.youtube.com

0+

Сашко Билый (Музычко) это засланный российский казачок который воевал против Молдовы?
А потом в Чечне и наконец помогал делать "революции достоинства".
Может 7 апреля он тоже на площади митинговал , в маске?

Эксклюзив&Переводы eNews

Алексей Тулбуре: Коллективное беспамятство ведет к рецидивам, поэтому все может повториться

Июль дает повод и для более серьезных, чем избирательная система, дискуссий. 25 июля 1941года в Кишиневе...
12 августа 2017 в 11:52
0

Донбасс. Часть 6: Что будет дальше?

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова....
11 августа 2017 в 16:43
0

Институт Устной истории Молдовы собирает свидетельства очевидцев исторических событий (методические рекомендации)

Задачи, которые ставит перед собой «Устная история», разнообразны и многочисленны. Однако, главная,...
28 июля 2017 в 15:08
0

Свежие статьи

Волноваха-полицейская республика и быдло-водитель автобуса

Внимание, присутствует жаргон в тексте блога. "Беспредел на блок-посту возле Волновахи. Выводят из...
20 августа 2017 в 22:32
1

Вера как иллюзион

Двое неверующих о том, возможна ли связь между Творцом и творением...
14 августа 2017 в 23:11
1

Нэстасе Рогозину: Додон — партнер вашего гражданина ”Плахотнюка”

Председатель Платформы «Достоинство и правда» Андрей Нэстасе опубликовал обращение к вице-премьеру...
3 августа 2017 в 20:28
1