Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Часть 2. О Донбассе (окончание)

Автор: enews_1
15 июня 2017 в 11:10
Комментарии: 2

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова. Предлагаем вашему вниманию окончание Части 2-ой "О Донбассе".  

Четвертый момент, который необходимо отметить при описании отличительных черт, характеризующих социально – политический статус Донбасса как «проблемной» территории в составе современной Украины – целенаправленное проведение советскими властями в этом регионе в течение ряда десятилетий мощной кампании де-украинизации, последовательное вытеснение из жизнедеятельности донбасского Социума всех элементов «украинства», прежде всего в языковой, социально – бытовой и культурно – образовательной сфере. Как уже отмечалось выше, форсированная советская индустриализация Донбасса и в особенности послевоенное восстановление его промышленного потенциала привели к радикальному изменению всего социального, бытового и этнического ландшафта этого края, создав в нем характерную для всех советских «великих коммунистических строек» среду. В такой среде, сформированной по принципу «Вавилонского смешения», всегда начинает с повышенной силой и интенсивностью действовать фактор «русского языка как средства межнационального общения».

Усилия центрального советского руководства по де-украинизации Донбасса несут в себе все характерные признаки аналогичных «типовых» процессов, имевших место в подвергавшихся индустриализации зонах всех бывших советских республик. Молдова столкнулась с такими процессами в ходе массированного строительства промышленных предприятий в Кишиневе, Тирасполе, Бендерах, Рыбнице. Все начинается с подмены языка делопроизводства – весьма показательно, что в музеях Волновахи и Волновахского района (упоминавшиеся Краеведческий музей в райцентре и Музей Леса) все представленные документы 20 – 30-хх гг. прошлого столетия оформлены еще на украинском языке. После Великой войны все начало резко меняться, и в течение непродолжительного времени практически единственным «рабочим» языком документации в регионе становится русский. Логика во всех подобных случаях всегда была стандартной : переводят на то или иное промышленное предприятие в украинском Донбассе или молдавском Тирасполе нового директора, уроженца России – что же ему, теперь учить украинский или румынский (молдавский по тем временам)? Другой вопрос, для самой «братской республики» прибытие такого «назначенца» - на благо или во зло? Пример какого – нибудь И.Смирнова для Молдовы в этом плане весьма памятен.

Далее следует массированный перевод образования на русский язык – Донбасс пережил после Великой Отечественной войны, в особенности в 60 – 70-е гг. волну широкомасштабного перехода до того времени украинских школ на русский язык обучения, к исходу советского периода русификация системы образования на Донбассе достигла практически тотального состояния. Следующий этап – глубокая де-украинизвция (в «типовом варианте» - де-национализация как таковая) области культуры и медиа – пространства. В послевоенное время на Донбассе стали активно исчезать украинские газеты и иные медиа-средства, в театрах и кино-театрах установилось абсолютное доминирование русского языка, началось интенсивное «вымывание» из библиотек литературы на украинском с немедленным заполнением «вакуума» русскоязычными изданиями. Наконец, стадия последняя и наиболее гнусная, на которой наиболее рельефно выявляется жестоко-агрессивная и глубоко бесчеловечная сущность «русского мира» - повальная языковая манкуртизация населения, когда простой разговор на улице на родном языке, языке титульного населения данной «республики – сестры» становится позорным и превращается в предмет осмеяния. Молдова также прошла через это, а разного рода «отрыжки» былого состояния типа спорадически озвучиваемой фразы «я на вашем «бычьем» языке разговаривать не желаю» имеют место и до настоящих дней. Яркий пример такой манкуртизации, которую в полной мере изведал и Донбасс, в свое время представляла Одесса. В начале 90-х гг, уже после распада СССР, один из социологических опросов выявил, что при не менее 40 – 45 %%-ной доле этнически-украинского населения среди жителей города на бытовом уровне используют постоянно украинский язык только 3% - «розмовляты украинськую мовою» было крайне «непрестижно».

Итогом такой насильственной де-украинизации региона было создание условий, в которых в начале 2014 г. один только намек (усердно растиражированный апологетами «русского мира»), что теперь придется активно изучать украинский язык, привел значительную часть жителей Донбасса в состояние невменяемости и создал питательную среду для различного рода сепаратистских проявлений. Сталкиваясь с такими примерами, наиболее глубоко осознаешь, почему события Майдана получили название Революции Достоинства – люди, стыдящиеся родного языка, по определению достоинства не имеют и нуждаются в том, чтобы им его помогли вернуть. 

Пятый характеризующий обстановку в этом крае момент. Еще с советских времен – по крайней мере начиная с периода послевоенного промышленного бума на Донбассе, - регион превратился в зону повышенного социального неблагополучия. Еще в 70-е гг. закрытая статистика МВД СССР относила Донбасс к числу территорий Союза с наивысшим уровнем  криминогенности. Что не удивительно – в шахтерско – индустриальной части Донецкой и Луганской областей отмечалась необычайно высокая концентрация ИТУ, труд зеков активно использовался на различного рода промышленных объектах. Освободившись после отбытия срока наказания, лица с судимостями зачастую оставались в регионе и обживались там, формируя социальную среду с повышенными криминальными рисками и угрозами.

В свою очередь тяжелые условия жизни и труда на Донбассе, характерный для шахтерско – заводской среды примитивный быт, «рабфаковский» уровень образования значительной части населения и слабо развитая культурно-просветительская инфраструктура, прежде всего в рабочих поселках и небольших городах, приводили к практически повальному распространению пьянства и алкоголизма, по уровню которых Донбасс относился к числу регионов – лидеров в бывшем Советском Союзе. В 80-е гг. прошлого столетия эти территории захлестнула новая социальная болезнь – необычайно высокий уровень наркомании. В Славянске местные волонтеры рассказывали нам, что неподалеку от города на последнем этапе существования советского строя активно действовал своего рода «перевалочный пункт», в котором аккумулировалось поступавшее из традиционных в СССР зон производства наркотиков (прежде всего Средняя Азия) зелье, с повышенным рвением употреблялось значительной частью местных жителей и расползалось по другим частям Донбасса. После распада СССР новая украинская власть постаралась выкорчевать «славянскую» язву, однако общая обстановка в регионе лучше не стала – наркомания и сейчас остается страшным бичом Донецкой земли.

Наконец, после распада СССР кризисные явления, охватившие экономику всех бывших советских республик и не обошедшие стороной Донбасс, привели к созданию глубоко-депрессивных зон в регионе, производственной, социальной и бытовой деградации многих населенных пунктов и катастрофическому падению в них жизненных стандартов. Характерно, что подобным запустением и развалом чаще всего оказывались затронуты не города и поселки, основанные еще до революции 1917 г., а «демографические новообразования», созданные в послереволюционное и в особенности – в послевоенное время и населенные в основном переселенцами из других республик СССР (упомянутые в предыдущем материале Шахтерск, Антрацит и др.). Отсутствие реальных корней на донецкой земле у этих «трудовых мигрантов советского образца» выступило катализатором процессов упадка и социального оскудения.

Т.о. доля социально – маргинализованных и полностью деградировавших слоев населения на Донбассе к началу т.н. «русской весны» в 2014 г. превышала уже все допустимые и мыслимые пределы. И эта непрошенная «весна» таким «соблазнительным» контингентом не преминула воспользоваться – в последующих очерках автор приведет свидетельства очевидцев о том, какая чудовищная рвань и босота «повалила» в те дни под знамена разного рода Гиркиных и ему подобных.

Еще один (шестой) важнейший отличительный признак социально – политической обстановки на Донбассе к 2014 г. (а во многом и в настоящее время как остаточное явление) – мощная, беспредельная «соковость» значительной, если не откровенно преобладающей части населения. Как очень точно выразился один из наших спутников во время путешествия – речь шла о настроениях значительной части населения в Мариуполе, - «а ничего тут с советских времен не изменилось, в сознании людей все то же, что было и раньше, только спутниковые тарелки в качестве новшества». При этом тут же оговорился – «правда и «ловят» люди по этим тарелкам в основном все ту же московскую пропаганду». Целый ряд уже названных либо ожидающих своего упоминания факторов – этническое «перемешивание» с высокой долей переселенцев первого поколения и их ближайших потомков и мощной долей «суржика», тотальная де-украинизация, социальное неблагополучие с недопустимо высокой долей маргинальных слоев населения, традиционное засилие пост-советской олигархии (об этом ниже), социально - экономическая привязанность региона к бывшему союзному Центру с сохранением архаичной системы хозяйствования, крайне низкий образовательный уровень и культурные запросы значительной части населения, доминирующий «пенсионерский» склад сознания многих жителей Донбасса и многое другое, - все это определило «застревание» региона на стадии глухого «совдеповского» времени. Демократические силы и движения в Донецкой и  Луганской областях получили в перестроечную и пост-советскую эпоху намного более слабое развитие, чем в других частях Украины, весь жизненный уклад остался на уровне в лучшем случае брежневской эпохи, а гражданское общество к началу «русской весны» 2014 г. не завершило еще даже «нулевой цикл» своего построения.

Дремучая «совковая» ментальность слишком многих жителей Донбасса весной 2014 г. во многом облегчила задачу местным сепаратистам и присланным из России «зеленым человечкам». Враги Украины просто использовали в своих провокационных действиях те идеологические стереотипы, в которые многие жители региона десятилетиями привыкли верить : миф о советской «дружбе народов», которую стремятся уничтожить идущие на Донбасс «бандеровцы» («украинские фашисты»), представления о том, что все решается только в Москве и именно Москва является источником любого блага и гарантом выживаемости региона, убогие надежды на то, что «в России зарплаты выше и пенсии больше» и другие, подобные названным, примитивные «верования». Следует отметить немаловажный момент, сыгравший далеко не последнюю роль в продвижении на Донбассе «русской весны» в 2014 г. – чрезмерно распространенная в регионе среди значительных слоев населения «жвачно – потребительски – иждевенческая» психология. У людей такого склада знаменитая формула ubi bene, ibi Patria (где хорошо, там и Родина) получает более узкое и ущербное выражение – «где колбаса и хлеб дешевле, в той стране мы хотим жить». На нашем молдавском примере мы хорошо знаем – разного рода додоны идут к власти, опираясь на запросы и поддержку двуногих существ именно такого склада. Показательный пример : 1 декабря 1991 г. в Украине состоялся референдум по вопросу о необходимости построения независимой украинской государственности. При высокой явке населения ок. 90% сказали «да» независимой Украине, при этом жители Донбасса участвовали на равных со всеми прочими гражданами страны. Уже через полтора года социологические опросы показали, что стойко поддерживают украинскую государственность только ок. 30%, а 40% в той или иной мере сомневаются в оправданности ее построения. В чем дело? Просто в конце 1991 г., при распаде СССР уровень жизни в Украине был ощутимо выше, чем в России, и очень многим страна с дешевой и хорошей колбасой (на фоне дорогой и дрянной в соседней РФ) нравилась намного больше. К лету 1993 г. Украина вступила в полосу экономических неурядиц, соответственно «любители колбасы» начали думать, не найти ли им другое Отечество. Свидетельства многих наших собеседников в ходе поездки показывают – именно такой «колбасный» контингент сыграл огромную роль в реализации задач создателей «днр» и «лнр». 

Глухая «совковость» значительной части донбасского населения привела к тому, что один из ключевых моментов развернувшегося весной 2014 г. противостояния между украинскими патриотическими силами и защитниками «русского мира» - т.н. «ленинопад», - именно в Донецкой и Луганской областях приобрел особую остроту и актуальность. Противников низвержения ленинских истуканов находилось немало по всей Украине, в тех же соседних Харькове, Запорожье, Днепре (бывш. Днепропетровск) и др. Однако именно на Донбассе «борьба за Ленина» приобрела характер массовой истерии, в спонтанно возникавших стычках и перебранках у многих «защитников великого вождя» последним «анти-майдановским» аргументом, как рассказывали автору многие очевидцы, было : «Вы нашего Ленина хотите сбросить!». Над этим стоит задуматься – «днр-лнр»овские сепаратистские «республики» воспринимаются их сторонниками и покровителями не просто как неотъемлемая часть «русского мира», но и как своего рода его боевой авангард. Простейшая логика в данной ситуации подсказывает : если сторонники «русского мира» так остервенело борются за сохранение памяти большевистского вожака, следовательно «русский мир» и «совковость» тесно генетически связаны, более того – занимают аналогичную социально – идеологическую нишу, а культ бредившего «массовидностью террора» картавого вурдалака является для этого самого «русского мира» одним из идейных источников, центральных символов и органичным структурным компонентом. При этом океаны человеческой крови, пролитые Лениным, его соратниками и последователями, похоже, для носителей «русского мира» - неиссякаемый источник «творческого вдохновения».

Сделаем маленькое отступление. О ленинской картавости автор упомянул, вспомнив фрагмент из воспоминаний Ивана Алексеевича Бунина (цитирую по памяти прочитанное почти тридцать лет назад, поэтому за точность формулировок не ручаюсь, но смысл и эпитеты стараюсь передать верно) : «Но тут на авансцену российской истории вылез лысый картавый (некоторые определения, намекающие на расово – антропологическое происхождение Ульянова-Ленина, благоразумно опускаю) сифилитик Ленин…и т.д.». Дело не в том, был ли «вождь мирового пролетариата» лысым, картавым и больным сифилисом, и за что его так не любил литературный классик – проблема в том, что автору никогда не доводилось встречать защитников «русского мира», интересующихся творчеством великого писателя И.Бунина и видящих в его образе один из символов отстаиваемой ими идеологемы. А вот «любителей «дедушки Ленина»» среди таких защитников хоть отбавляй – многие жители Донбасса этот тезис весной 2014 г. наглядно подтвердили. Так что же такое тогда этот самый «русский мир» - не более чем попытка реанимации «совка»?

Еще один немаловажный момент, представляющий одну из специфических особенностей Донбасса и сыгравший немалую роль в продвижении «русской весны» в регионе в 2014 г. – тесная многоплановая «привязанность» к России, прежде всего экономическая. Хозяйственная жизнь Донетчины и Луганщины, как отмечалось выше, традиционно была ориентирована на указания из общесоюзного Центра и его требования и запросы, в пост-советское время экономика Донбасса осталась в полном смысле «прикованной» к российскому рынку сбыта, к поставкам из РФ необходимых материалов, комплектующих и иных товаров, к иным производственным связям. Такая экономическая «привязка» эксплицировалась и на другие сферы жизнедеятельности региона  - ориентированная на Россию социальная стратификация населения, многочисленные трансграничные родственные связи, вовлеченность жителей Донбасса их в различные формы индивидуальной экономической деятельности, связанной с Россией, наконец, плотный медиа – информационный контроль российской стороны над этими областями. Можно с уверенностью сказать, что к 2014 г. Донбасс в большей степени был частью российского, а не украинского информационного пространства. В принципе, такие признаки были характерны и для некоторых других промышленных центров в Украине – для Харькова, Днепра. Запорожья и др., однако в этих случаях такие явления получили локализованный характер – отъехав на несколько километров от того же Харькова или Запорожья, можно попасть в обстановку «классической Украины», совершенно не подверженной про-российским веяниям. В то же время на Донбассе под воздействием рассматриваемого фактора сложился обширный социально – географический ареал, ориентированный на РФ.

Как следствие такого состояния – формирование среди значительной части жителей Донбасса убеждения, что «в России будет лучше». Казалось бы, такая настроенность – чем не аргумент в пользу сепаратистских движений, создания фантомных «республик», сопротивления политике Киева и т.д.? Принять эту логику не позволяют по меньшей мере три обстоятельства. Во-первых, вышепредставленный искусственно – насильственный характер формирования подобной про-российски ориентированной среды вследствие целого ряда грубых, а чаще всего кровавых «социальных вивисекций», которым подвергся некогда полностью украинский по своему укладу жизни Донбасс. Во-вторых, крайняя опасность следования таким представлениям в системе международных отношений, причем сама Россия в первую очередь попадает в число стран, для которых такая опасность имеет повышенную актуальность. Если «дать волю» различного рода донбасским, приднестровским и прочим прецедентам, Москве придется готовиться к тому, что вскоре ей придется распрощаться с такой частью своей территории как Амурская область. Эта часть России активно заселяется выходцами из Китая и столь же активно покидается русскими, уезжающими в более привлекательные для проживания регионы, а интенсивность связей Амурской области с соседними китайскими землями начинает постепенно превышать интенсивность связей с Москвой. Почему пример утверждения «русского мира» на Донбассе не может быть применен в далеком Приамурье для торжества идей «китайского мира»? В-третьих, после 2014 г. «традиционные связи с Россией» обернулись для Донбасса большой бедой. В одном из последующих очерков мы приведем подтверждения очевидцев того, как пришедшие в регион «российские освободители» последовательно и целенаправленно истребляют экономический потенциал края, причем на настоящий момент этот процесс из стадии просто «разрушения» переходит уже на стадию «добивания». Одно дело читать в СМИ о том, как целые заводы на Донбассе вывозятся «по частям», а зачастую в виде металлолома в «братскую Россию», совсем другое – беседовать с очевидцами подобных бесчинств, творимых представителями «русского мира».

Картина социально – политической среды, сложившейся на Донбассе к 2014 г., будет неполной, если не упомянуть такой фактор как абсолютное доминирование мощных олигархических кланов в жизни регионального Социума, прежде всего группировки Р.Ахметова, а также т.н «Енакиевского клана» (по названию города, где родился и начинал свой путь бывший Президент  Украины В.Янукович). Степень «тоталитарности» такого доминирования в жизни Донбасса молдавскому читателю даже трудно себе представить – в нашей стране рвущийся к абсолютной диктатуре В.Плахотнюк еще проходит лишь «начально – средние» стадии на пути к тому безальтернативному олигархическому господству, каковое в Донбасском регионе существовало уже давно, причем в наиболее завершенных формах.  Жители Донбасса годами работали на предприятиях и в организациях, контролируемых исключительно господствующими олигархическими группировками, пользовались социальной инфраструктурой, тотально подконтрольной олигархии, обучали детей в школах, педагогический состав которых был отобран «енакиевцами», в самом завалящем ДЭЗе самого захолустного поселка общались с чиновниками, утвержденными теми же вездесущими олигархическими структурами.

Отличительная особенность утвердившейся в последние десятилетия на Донбассе и имевшей место до весны 2014 г. «олигархизации» - ее полная социально – политическая безальтернативность. Если в Молдове плахотнюковской клике противостоит сильная оппозиция, сплотившаяся вокруг партий ДА, ПАС и ЛДПМ, то на Донбассе до Революции Достоинства 2013 – 14 гг. вопрос о деятельности каких-либо оппозиционных сил по сути почти не ставился. Вышеотмеченное почти полное отсутствие самостоятельных структур Гражданского Общества дополняли такую картину «густого мрака». Сразу же отметим : сыграв значительную роль в облегчении задач носителям и активистам «русской весны» в 2014 г. – Р.Ахметов и еще ряд олигархов своим преступным бездействием и проведением линии «и нашим, и вашим», а «енакиевцы» - прямым пособничеством сепаратистам и оккупантам, - донбасские олигархи через непродолжительное время сами оказались в непростом положении в новоявленных «республиках». Пришли бандиты более крупного и хищного разбора, которые начали «ломать под себя» местные олигархические группы, а то и напористо «отжимать» их собственность. Понадеявшись на то, что в «новой ситуации» (состояние сепаратистского мятежа в регионе и присутствие в нем российских войск и иных структур) удастся получать бонусы и доходы как от Киева, так и от Москвы и сепаратистов, олигархи бесповоротно проиграли.   Однако дело уже было сделано – предательская роль региональной олигархии стала одним из важнейших факторов, «подаривших» сепаратистам и оккупантам  Донбасс.

Особую роль в сдаче Донбасса местным сторонникам «русского мира» и «вежливым людям из России» весной 2014 г. сыграла опора режима В.Януковича и «политический авангард» «енакиевской» олигархии - Партия регионов (ПР). На Донбассе в течение длительного периода это политическое формирование пользовалось всей полнотой власти и практически всеми административно – управленческими возможностями как на уровне региональных (Донецкая и Луганская области), так и местных руководящих структур. Продвигая идеи обособленности Донбасса в составе единого украинского государства, особой «ведущей» роли донбасских группировок  - и прежде всего «енакиевской», - в социально – политической и экономической жизни Украины, а также односторонней ориентации на Россию, представители ПР в ходе Революции Достоинства и после ее победы в феврале 2014 г. заняли предельно жесткую «анти-майдановскую» позицию, что неизбежно привело их в лагерь сепаратистов и предателей украинских национальных интересов. Формы пособничества мятежникам и оккупантам со стороны «регионалов» имели самый широкий диапазон – от активного участия в формировании структур самопровозглашенных «днр» и «лнр» и в подготовке референдума о самоопределении этих самозванных формирований до прямой помощи прибывшим из России «зеленым человечкам» в захвате административных зданий, опорных пунктов украинских силовых структур, объектов инфраструктуры и т.д. В любом населенном пункте, в котором нам довелось побывать – от Славянска до Мариуполя, - очевидцы рассказывали нам, как в напряженные дни весны 2014 г. местные руководители и просто активисты ПР с распростертыми объятиями встречали Гиркиных, Безлеров, «Моторол» и прочих «борцов за русский мир».

В настоящее время ПР прошла переформирование, став основой главной про-сепаратистской силы в Украине – т.н. «Оппозиционного блока», сохраняющего достаточно сильные позиции на подконтрольных Киеву территориях двух донбасских областей на уровне местных административных и других управленческих структур. Попутно отметим – присутствие в избранных уже после Революции Достоинства местных структурах власти на Донбассе функционеров с откровенно про-сепаратистским прошлым и соответствующими современными убеждениями является наилучшим свидетельством того, какой удивительной демократичностью и терпимостью отличается действующий режим власти в Украине, который в российских СМИ только ленивый не называет «фашистским», «хунтой» и проч. и проч. Представим на момент, что где-нибудь в Краснодарском крае РФ, населенном преимущественно украинцами – кубанскими казаками, глава какой-либо местной администрации публично заявил бы о своих симпатиях к Майдану и силам, проводящим на востоке Украины АТО. Его дальнейшая судьба понятна как «дважды два – четыре», так не лучше ли жить при киевской «хунте», чем при «мудром» кремлевском руководстве? А в Славянске мэр, бывший «регионал», а ныне «Оппблоковец» В.Лях спокойно продолжает свою деятельность, несмотря не систематические «игорные» и прочие коррупционные скандалы, реноме махрового сепаратиста и память многих людей о том, как он в 2014 г. обнимался с И.Гиркиным.

В том же Славянске автору довелось присутствовать на заседании административного актива соответствующего района, на котором выступал глава Донецкой военно – гражданской администрации Павел Жебривский. В своем дискурсе Донецкий губернатор кратко коснулся угроз, создаваемых «мобилизационной» активностью представителей «Оппблока», всеми правдами и неправдами втягивающих в свое формирование представителей административных структур и местных избранников. Автор был поражен – П.Жебривский как будто рассказывал о действиях современной плахотнюковской ДПМ в Молдове – то же самое «укрепление и расширение рядов» путем подкупа, запугивания, административного давления и прочих излюбленных олигархических «трюков». Именно такими методами соратники В.Януковича много лет создавали на Донбассе фактически «однопартийно – регионаловскую» систему, сработавшую в пользу оккупантов в 2014 г.

Соответствующий кадровый отбор в официальные инстанции Донбасса, длительное время практиковавшийся всесильной по региональным рамкам ПР, привел к тому, что силовые структуры Донецкой и Луганской области к весне 2014 г. были в буквальном смысле пере-насыщены предателями, глубоко ненавидевшими украинскую государственность и готовыми по первому зову служить интересам соседней России. Переход в тот период на сторону сепаратистов многих представителей милиции и региональных подразделений СБУ приобрел широкомасштабный характер, чем во многом объясняется успешное «шествие «русской весны» по Донбассу» в 2014 г. Глава госадминистрации Станично – Луганского района Юрий Золкин, подполковник милиции и на то время служащий Луганского областного управления МВД Украины, рассказывал нам, что творилось три с лишним года назад. В Управлении СБУ кадровый состав разделился на патриотов и сепаратистов, некоторое время в самом здании Управления продолжалось «баррикадное» противостояние с перестрелками, и лишь после того, как весь Луганск перешел в руки мятежников, патриотически настроенным офицерам СБУ пришлось уйти из здания. Сепаратисты на тот момент праздновали победу, однако давайте согласимся – это была не победа некого «восставшего народа», а временный триумф «енакиевцев» и их московских покровителей, добытый руками местных послушных опричников Януковича. К слову : «енакиевское» воспитание многих донбасских силовиков создало еще один аспект развития тогдашних событий, ставший существенным ферментом социально – политического брожения, охватившего тогда регион. Изгнанных из Киева палачей – «беркутовцев», расстреливавших на Майдане безоружных граждан, лишь в двух регионах Украины массово (даже в Одессе не было такого по размаху) встречали как «своих» - в Крыму и на Донбассе.

Наконец, характеризующий обстановку на Донбассе к 2014 г. момент, который с определенностью можно представить как at last,but not the least (последнее по порядку, но не по значимости) – место и роль структур Русской Православной Церкви (РПЦ, в пределах Украины – Украинская Православная Церковь Московского Патриархата, УПЦ МП) в жизни Донбасса, в формировании специфической социально – политической и социально – психологической среды этого региона и в развертывании событий весны 2014 г. В одном из последующих очерков автор обязательно подробнее остановится на той гнусной роли, которую сыграла в развязывании войны на Донбассе гундяевская церковь и на примерах омерзительных действий «московских попов» в этих событиях. В данном контексте отметим два аспекта. С одной стороны Донбасс традиционно являлся безраздельной «вотчиной» РПЦ – если в других частях Украины еще с рубежа 80-90-х гг. активно формируются альтернативные Московскому Патриархату течения православия и соответствующие религиозные структуры (в настоящее время в основном объединенные в рамках УПЦ Киевского Патриархата), то Донбасс до совсем недавнего времени оставался зоной почти безраздельного господства Москвы в конфессиональной сфере. Лишь последние годы и месяцы в двух Донбасских областях стали возникать первые приходы УПЦ КП – так, открывшаяся в достаточно недавнее время церковь Киевского Патриархата в Волновахе воспринимается пока как некий «новаторский прорыв». В то же время структуры РПЦ (УПЦ МП) традиционно и неизменно выступали и выступают на донбасской земле носителями самых последовательных и одновременно примитивных форм упоминавшейся де-украинизации региона, рассадниками про-московских настроений и, естественно, морально – идеологической опорой власти «енакиевского клана» и созданной им ПР (ныне «Оппблок»). Безусловно, в период событий Майдана и «русской весны» на Донбассе «московские попы» оказались одними из наиболее рьяных апологетов «русского мира» и пропагандистов его установок. Доходило до карикатурных примеров – в Краматорске весной 2014 г. священник УПЦ МП, активно мешавший действиям украинского отряда «Альфа» по наведению порядка в городе, нацепил на себя красную (!!!) рясу, явно воспринимая этот цвет как символ преданности Москве и «русскому миру».  Впрочем, «все сходится» : если уж русские попы начинают отдавать предпочтение большевистской атрибутике, то остальным носителям «русского мира» открещиваться от своего тесного родства с «совком» и людоедскими традициями партии Ленина – Сталина и вовсе негоже. Между прочим, «красный поп» служит на приходе в Краматорске и по настоящий день : что-то не слишком кровожадным оказывается на проверку «страшный фашистский режим» в современной Украине.

Подведем итог всего сказанного в Части 2 «О Донбассе» – в течение многих десятилетий Москва искусственно создавала в регионе социально – политическую и морально – психологическую среду, в значительной мере обеспечившую частичный успех на Донбассе подрывных действий России против украинской стороны весной 2014 г., - действий, определивших формирование современной фазы противостояния, связанной с боевыми действиями, гибелью людей и страданиями мирного населения.

 

Еще на темы: война  украина  россия  донбасс  

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (2)

0+

Безусловно, имеет значение и вопрос престижа. Массовые убийства русских и пророссийски-настроенных граждан, совершаемые показательно и с особым цинизмом - тягчайшее оскорбление России, которое можно смыть только кровью. Ты можешь строить самые крутые танки в Мире, космодромы и сколь угодно рассуждать о духовности, но кто будет тебя воспринимать всерьез, если любая хуторская рвань может истребить тысячи твоих соотечественников, и остаться безнаказанной? Это не только унижает авторитет нации в глазах врагов, но и в глазах союзников. А об авторитете в глазах собственных граждан и говорить не приходится. Потому, возмездие должно быть неотвратимым, показательным и соразмерно жестоким. Тот факт, что украинские националисты, мыслящие в категории "хозяин-раб", вместо уступок и сопливых взываниях к "гуманности" и "славянскому братству" с нашей стороны (действий, вызывающих у них презрительную ухмылку, как проявление слабости, и возбуждающее в них еще большую ненависть, подобно тому как мольба жертвы прекратить насилие еще больше заводят садиста) получат в ответ насилие - сделает его (возмездие) еще и эффективным инструментом установление мира на Украине, так как наконец-таки заставит данную категорию граждан занять полагающееся им место в единственно приемлемой для них системе социальных отношений "хозяин-раб". Вся украинская бойня, собственно говоря, и обусловлена стремлением данной категории граждан установить в стране такую систему отношений (психологическая деформация, как следствие многовекового угнетения украинцев со стороны польских и литовских панов), и только окончательно заняв одну из этих двух позиций они успокоятся. Наша задача - помочь им занять правильную позицию.
Вышеназванные хунвейбины есть в каждом городе (в том числе и на оккупированной части Донбасса). Хладнокровная и методичная ликвидация данного контингента в каждом новом освобожденном городе просто необходима. Практика Второй мировой войны показывает, что, зачастую, силовикам и делать в такие моменты ничего не приходится - население, жившее в условиях террора по вине этих скотов, в момент освобождения - само выходит на улицы и вешает их по столбам.
При этом, что не следует делать поблажек ни на пол, ни на возраст. Если он в 18 лет избивает лежачего старика ногами, душит беременную женщину - то он конченный. Жить дальше ему смысла нет. Все что он (она) делает - делается сознательно (они прекрасно осознают всю степень аморальности и жестокости своих поступков). Более того - это их возбуждает. Жестокость и аморальность. Они получают удовольствие (как положено любому садисту), от того, насколько они "злые" и "без табу". Зло - осознанный выбор ("быть злым - это круто" написано на странице одной "патриотки" из Одессы). Потому и носят нашивки дивизии СС Дирлевангер, например, а не какой-то абстрактной, потому, что данная дивизия (состоявшая из уголовников) была самой отмороженной - подавляла Варшавское восстание, жгла Хатынь. Именно потому постят на своих страницах горы трупов из Освенцима с ироничными комментариями. Именно потому шутят про "майский шашлычок" и "паленую вату". Потому что ХОТЯТ быть частью этого зла - лично принимать участие в массовых казнях и пытках. Как написала Виктория Сибир (пресс-секретарь одесской "самообороны", принимавшая участие в бойне 2го мая) "Вату будем жечь напалмом столько сколько понадобится. Благо - руки помнят". Чем более циничная казнь, чем сильнее мучения жертвы, чем громче крики матери/отца у гроба - тем больше им кайфа. Соответственно, пол такой особи тоже значения не имеет. Более того, из всех "онижедетей", "онижедевочки" - заслуживают наибольшего презрения. Это выродки в квадрате. Объясню: жестокость свойственна мужчинам, она у них в генах (то, что отдельные индивиды не просто дают ей выход, а делают из жестокости культ и цель своей жизни - патология, которая лечится 9 граммами свинца между глаз - дело второе). Но она свойственна мужчинам с биологической точки зрения (тестостерон), и с социально-эволюционной (роль мужчины как добытчика, защитника). Когда же женщина, олицетворение нежности, миролюбия, сострадания, наделенная материнским инстинктом - идет убивать, убивать жестоко, беззащитных людей, получая практически сексуальное удовольствие от их страданий, смеясь в лицо жертве, а потом в лица скорбящих родителей - то это биомусор, который нужно утилизировать первым. Говорят, наиболее отмороженными среди бандеровцев были именно женщины. Они резали поляков наравне с мужчинами (в том числе и детей), препарировали живых пленных без наркоза (изучали медицину), ломали им конечности, и т.п. Посему, если антропоморфное существо, крошащее пенопласт в коктейль Молотова (для того чтобы тот лучше прилипал к телу жертвы) имеет вторичные женские половые признаки, то это должно расцениваться не как смягчающее, а как отягощающее обстоятельство. gawrusha.livejournal.com

0+

Когда Донбас, Крым, Западная Украина, Южная Бессарабия вошли в состав Украины?
Советую прочитать "Историческая правда и украинофильская пропаганда" lib.cerkov.ru
Книга 1920 года издания.

Эксклюзив&Переводы eNews

Бессарабия: еще один случай «забытого» Холокоста

Эта статья впервые была опубликована в качестве послесловия к книге Яна Томаша Гросса "Золотая жатва",...
15 ноября 2017 в 13:15
0

115 эпизодов «дела о миллиарде» 2010-2015г.г (политэкономический аспект)

Виссарион Чешуев, член Экономического Совета при Президенте Р. Молдова  ( cevismol @ gmail ....
3 октября 2017 в 20:47
1

Почему болгар становится все меньше?

  Image caption Сейчас в Болгарии живут около семи миллионов человек. К 2050 году их...
9 сентября 2017 в 19:34
1

Свежие статьи

Юрий Мунтян о Додоне: Время предателей никогда не продолжается сколько-нибудь долго

Экс-депутат Юрий Мунтян подверг жесткой критике инициативу занимающего должность президента Игоря Додона...
13 декабря 2017 в 22:12
3

"Гагаузия не намерена соблюдать закон" -провокация портала ava.md

Внизу пример новостной провокации с сайта ava.md, когда при изложении новости сознательно смещаются...
11 декабря 2017 в 0:47
1

Договор, за подписью Додона и Гречанной стал предметом уголовного дела, открытого прокуратурой

Прокуратура по борьбе с организованной преступностью возбудила уголовное дело, в ходе которого намерена...
6 декабря 2017 в 22:47
0