Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Часть 2. О Донбассе. (Начало)

Автор: enews_1
9 июня 2017 в 13:32
Комментарии: 2

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова.                

Практически невозможно сколь-нибудь ясно и связно представить себе, что происходит в зоне АТО в последние три с лишним года, если не иметь хотя бы первичных представлений о том, что такое «Донбасс», каковы основные отличительные особенности его демографического состава к началу войны весной 2014 г., каким образом и на протяжении какого времени формировалась та социально – политическая и социально – бытовая среда, которая облегчила в те дни развертывание сепаратистского мятежа и российской агрессии в этом регионе. Предвижу возмущение определенной части читателей определением «российская агрессия» - прошу вас, уважаемые, потерпите, в ближайшем последующем очерке будет приведено достаточное количество свидетельств того, что без «усердной братской помощи» России на Донбассе никакой войны с тысячами погибших и десятками тысяч раненых просто не было бы.

Нетрудно заметить, что формирование у людей, восприимчивых к мифам кремлевской пропаганды и подверженных ее влиянию, односторонне – искаженного представления об обстановке и событиях в зоне конфликта начинается с внедрения в их сознание устойчивых ложных стереотипов относительно того, что являет собой «Донбасс» как таковой, в чем особенности этого региона и почему эта часть Украины оказалась во многом «инаковой» в отношении остальных ее территорий. Длительными, начавшимися еще в давне-советское время усилиями информационно – пропагандистских структур Москвы в сознании современного пост-советского «среднего обывателя» был внедрен достаточно скудный, но прочно засевший в мозгах набор штампов : Донбасс как русскоговорящий регион с очень высокой долей этнически-великоросского (да еще «исконно» там проживающего) населения, традиционно более близкий к России, чем к «собственно» Украине; Донбасс как «оплот интернационализма», резко враждебный «бандеровскому» Западу страны и потому всегда стремившийся в составе Украины к самостоятельности и обособленности, хотя бы в виде «федерализованного» образования; Донбасс как основа промышленного потенциала Украины, с потерей которого экономика страны в скором времени должна рухнуть, при этом само экономическое благосостояние региона полностью зависит от многоплановых связей с Россией; Донбасс как «исторически российский» регион, опрометчиво «подаренный» ленинским большевистским руководством России формирующейся в начале 20-х гг. прошлого столетия УССР; наконец, и в контексте развернувшихся с 2014 г. событий пожалуй, важнейший стереотип : Донбасс как неотъемлемая часть «Русского мира», российского цивилизационного массива, а в конкретно – геополитическом преломлении – компонент некой «Новороссии», образ которой на практике существует только в воспаленном воображении кремлевских «стратегов», а также  «теоретиков» дугинского пошиба.

Упомянутым «средним обывателем», прочно усвоивши перечисленные идеологемы, вранье российских СМИ по поводу происходящего на Донбассе начинает казаться чем-то вполне обоснованным, «естественным» и внушающим полное доверие. Напротив, любая альтернативная информация о событиях в регионе спонтанно отметается как выпадающая из заученной схемы. Поэтому развенчание «мифов о войне на Донбассе» должно начинаться попытки составить более объективную и рациональную картину об особенностях этого региона.

Первое, о чем следует упомянуть – рамки самого термина «Донбасс» и его применимость к современной зоне АТО, к двум восточным украинским областям как таковым. Исходная, и весьма мошенническая подтасовка, активно применяемая лидерами т.н. «днр» и «лнр» - отождествление «русскоязычного, про-российского Донбасса» со всей территорией Донецкой и Луганской областей (периодические делириозные обещания Захарченко, Плотницкого, Басурина, Пушилина и им подобных «освободить» все эти земли до «границ» своих «республик» хорошо известны). На деле феномен «Донбасса» никакой не только государственно – национальной (мы на нашем отечественном опыте уже привыкли к химере некого особого «приднестровского народа», на деле представляющего лишь территориально и идеологически сколоченный конгломерат разнородных этнических фрагментов – очевидно скоро на Донбассе также появятся бредни о «самобытном донбасском народе» : дурные примеры ведь, как известно, заразительны), но даже территориально – административной привязки не имеет. Это всего лишь «Донецкий бассейн» угольных месторождений с созданной на базе его добычи промышленной структуры. «Бассейн» и соответствующий ареал промышленных мощностей занимают лишь значительную, но при  этом достаточно лимитированную часть территорий названных областей. В то же время некоторые сегменты данного шахтерско – промышленного ареала «выходят» за их пределы в соседние украинские и российскую Ростовскую область.  Северная часть - территориально не менее половины, - Луганской области, приазовская южная часть Донетчины и ее районы западнее и севернее Славянска – в основном аграрные, с совершенно иным, нежели на Донбассе, составом населения, социальной стратификацией и господствующими настроениями.

С фактом «несхожести» названных регионов в отношении собственно Донбасса автор столкнулся впервые еще в ходе поездки в Донецк и Славянск в 1992 г. Общаться тогда пришлось с «крутыми» представителями «русского мира», с сожалением признававшими, что «севернее и южнее» собственно Донбасса в рамках рассматриваемых двух областей «все совсем иное, там уже про-украинские настроения». Отношение жителей таких районов Донетчины и Луганщины к экспериментам с «русской весной» наглядно иллюстрируется отношением к таковым жителей расположенного на севере Луганской области Старобельска и Старобельского района – во время событий 2014 г. слишком активного украинского патриотизма они в своей массе не проявили, но посланцев сепаратистов «послали куда подальше»  - «разбирайтесь сами со своими проблемами». Поэтому мы в нашем дискурсе будем применять понятие «Донбасс» лишь относительно достаточно жестко очерченной зоны ВНУТРИ двух охваченных АТО областей, за пределами которой сепаратисты даже гипотетически не имеют никаких основ для легитимности. Не имеют таковой они и внутри «донбасского пространства», но там они хотя бы могут ссылаться, что весной 2014-го значительная часть жителей пошла за ними. Это также не аргумент – ниже мы отметим, что «пошедшие» просто попались на изощрения московской пропаганды, - однако за пределами «собственно Донбасса» даже такие «доводы» чаще всего не работают.

Второй аспект – исторический. В российских историко – пропагандистских штудиях (отметим попутно – в России еще до революции 1917 г. «исторические исследования» и «пропаганда» чересчур часто подменяли друг друга, а в советское и пост-советское время такое «слияние» стало нормой), а также на уровне расхоже-бытового сознания россиян Донецкий край традиционно воспринимается как «исконно российский» и включенный после большевистской революции и Гражданской войны в состав Украины лишь для укрепления промышленно – экономической базы УССР. В реальности такая «исконность» никаких оснований не имеет, поскольку население по Северскому Донцу, являющемуся ландшафтно – «геополитической» осью этого региона, а также севернее и восточнее этой оси на момент установление суверенитета Московского царства над этими землями в XVII в. было преимущественно украинским, современная Трехизбенка (место рождения Кондрата Булавина, поднявшего в начале XVIII в. восстание против московской власти Петра I) и достаточно обширный регион вокруг нее входили в состав Барвенсковской паланки (округа) Запорожского войска. На этой территории были вкрапления поселений донского казачества, при этом какие-либо признаки расселения выходцев из собственно великоросских регионов Московии отсутствовали даже «в проекте».

Путаницу в данном случае может внести устоявшаяся традиция воспринимать донское казачество того времени как часть великоросского этноса (по терминологии того времени – московитов). На деле до времен К.Булавина само казачество Дона к московитам себя вовсе не причисляло, воспринимало соседнее украинское население как намного более родственное себе, чем «москалей», пользовалось широчайшими правами самоуправления и находилось лишь в очень «мягких» отношениях вассальной зависимости по отношению к Москве. Подавив булавинское восстание, московские войска устроили чудовищную резню на Дону (по некоторым оценкам было истреблено до 20% жителей этого края), царское руководство оставило Донскому войску лишь декоративные атрибуты автономии и положило начало полу-принудительной интеграции донского казачества в великоросскую этническую общность. До самого конца XIX в. собственно русские (т.е. великороссы) появлялись на территории нынешних Донецкой и Луганской областей в основном лишь в качестве размещенных в гарнизонах военнослужащих и присланных из Петербурга чиновников.

Захват Россией принадлежавших ранее Крымскому ханству малонаселенных степных районов Приазовья поставил задачу «обживания» этого края. Помимо переселенных туда ранее из Крыма греков и армян освоение этих земель производилось в первой половине XIX в. выходцами из «внутренних малороссийских губерний», прежде всего из Полтавской – свидетельства этому мы получили в великолепном Музее Леса неподалеку от Волновахи, куда заехали ненадолго по пути на Новотроицкий КПВВ под фронтовым Докучаевском. Музей расположен в Великоанадольском Лесу, высаженном искусственно в первой половине XIX в. при освоении края. Этнически украинской оставалась длительное время и та часть Приазовья, которая ныне входит в состав Ростовской области РФ – родившийся в Таганроге А.П.Чехов признавал «малороссийский» характер родного края, даже перед революцией 1917 г. в Таганроге было до 40% украинского населения (при том, что русские вовсе не составляли остальные 60% - было очень много армян, евреев, греков и др.), в его окрестностях (ныне входящих в РФ)  украинцев было 70%, а в 20-е гг. город и окружающая его приазовская зона входили в состав УССР.

Т.о. до самой революции и индустриализации 20 – 30-х гг. Донецкий край никогда не был «русским» в современном понимании – даже промышленный бум в Донбассе последней трети XIX в. в основном абсорбировал в качестве нанимавшихся на работу на шахты и заводы население окрестных этнически - украинских регионов, при этом выходцы из центральных «великоросских» губерний были представлены весьма мало либо вообще отсутствовали.

Собственно «российский» компонент стал активно распространяться на Донбассе только с Советской властью, что определяет третий базовый момент нашего дискурса об этом регионе – формирование его современного этнического состава.  Современный этно – демографический облик Донецкой и  Луганской областей сформировался после окончания Гражданской войны под воздействием трех решающих факторов :

Во-первых, форсированная индустриализация СССР начиная с конца 20-х гг. прошлого века. Если до революции промышленное развитие Донбасса имело вполне органичные, экономически мотивированные формы, то на после-революционном этапе эти процессы приобрели откровенно лихорадочный характер : страна готовилась к войне «за победу Мировой революции», а для этого Донбасс мог предоставлять в расширенных количествах продукцию оборонного назначения. В Донецкий край хлынул поток «трудовых» переселенцев из других частей СССР, прежде всего из областей России, этно – демографический баланс на Донбассе стал резко меняться.

Во-вторых, Голодомор начала 30-х гг. В Волновахском Краеведческом музее нам довелось видеть жуткие свидетельства того, что одно из самых чудовищных преступлений ХХ века не обошло и эти земли. Кремлевские идеологи стараются любыми силами опровергнуть тот факт, что Голодомор представлял собой целенаправленный акт геноцид против украинского народа. Стараются зря – слишком много свидетельств того, что эта варварская акция московских большевиков своей целью имела радикальное уменьшение количества украинцев в Украине. Корень проблемы в том, что во времена Гражданской войны российское крестьянство во многом поддержало кровавый ленинский режим (за что потом в годы коллективизации и поплатилось само), а украинское – нет : история махновского движения тому наглядный пример. Соответственно в годы коллективизации появилась задача – наказать «непослушных», при этом наказать с учетом этнической «привязки». Итогом стало то, что к середине 30-х гг. во многих районах УССР, в том числе в Донецкой и Луганской областях, образовался определенный «демографический вакуум», начавший активно заполняться выходцами из «братской» РСФСР.

В-третьих, события Великой отечественной войны. Донецкий край стал ареной ожесточенных боев и сражений, убыль населения была страшной. Сыграла свою роль и мобилизационная политика советского руководства – население тех территорий, куда возвращались Советские войска, не только активно призывалось на фронт (к 1943 г. на не-оккупированной части СССР мобилизационные ресурсы подходили к полному исчерпанию) «законным порядком», но и подвергалось дикарским «мобилизационным экспериментам». Речь идет о феномене т.н. «ворон», о котором весьма следовало бы знать особо пылким сторонникам «русского мира» - прочитать об этом есть возможность в исследованиях блестящего российского историка Бориса Вадимовича Соколова (прежде всего «Оккупация. Правда и мифы»). Занимая (освобождая) ту или иную местность на территории СССР, советские военные структуры собирали местное население – побывав под оккупацией, оно огульно записывалось в «изменники Родины», - в том числе и женщин, и без всякой регистрации в военкоматах, а как правило и без оружия, гнали их на позиции германских войск. Поскольку обмундирование также не полагалось, немцы видели перед собой атакующую серо – черную, по преобладающему цвету одежды, массу, поэтому прозвали участников таких атак «воронами». Задача советской стороны – заставить немцев зря расходовать боеприпасы и отвлечь их от готовящегося на другом участке наступления кадровых советских частей и соединений. Понятно, что потери мирного населения были жуткими, только какая сторона была в них больше виновата – «догадайся с трех раз»… К слову, взяв в плен «ворон», немцы обычно гнали их домой.

Характерно, что наиболее интенсивные применения «Армией – освободительницей» названных «ворон» фиксируются именно в 1943 г. в районах Донбасса и чуть севернее (Изюм – Барвенково). Результат – после войны, когда восстановление Донбасса превратилось в одну из ключевых задач для Советского Союза, в демографически опустошенный регион пошли новые «людские вливания» из не затронутых войной, прежде всего из российских, областей.

Т.о.   после 1943 – 45 гг. на Донбассе сформировался этно – демографический ландшафт, радикально отличающийся от того, каким он был до 1917 г. Истоки «про-российского» и во многом «русского» Донбасса уходят в события исключительно того времени, никак не ранее. Основными характерными чертами сложившегося после Великой войны этнического состава населения двух рассматриваемых областей стали следующие :

Первое. Резкое возрастание доли русского этнического компонента. Целые «шахтерские» поселки и города типа Шахтерска, Антрацита и др. создавались исключительно на базе «мигрантов из РСФСР». Не стоит забывать, что как правило именно переселенцы из «классически – великоросских» областей на новые, до того преимущественно ино-этничные земли как правило отличаются в особенности высоким уровнем агрессивных этно - шовинистических настроений. Так, всем нам известный Игорь Смирнов, впервые появившийся  на территории бывшей МССР в начале 80-х, в конце этого десятилетия уже отваживался учить коренное население, на каком языке – молдавском или румынском, - они разговаривают. Львиная доля этнически русского населения «Крымнаша» - ближайшие потомки тех, кто до своего переселения на полуостров после 1944 г. как правило плохо представлял себе, где этот клочок земли вообще находится.

Второе. Чрезвычайная этническая пестрота населения с сочетанием двух аспектов : а). «Вавилонское смешение языков» в пределах отдельно взятых городов и  городских агломераций – напомним – и во время индустриализации 20 – 30-х гг., и в особенности после Войны туда съезжался «весь Советский Союз». Мы, жители Молдовы, на примере того же Буджака хорошо знаем – в районах проживания мультиэтничных переселенцев, попавших в «новую» среду обитания (и их потомков), исключительно сильно тяготение к полюсу «высшей абсолютной власти», в качестве источника которой традиционно, а по инерции и после распада СССР,  воспринималось и воспринимается руководство Российской империи-СССР-РФ; б). Мощная этническая «чересполосица» с крайне усложненной картиной географического распределения различных фрагментов. Города и села, населенные выходцами из «исторической Украины», повсеместно соседствуют с населенными пунктами, обжитыми переселенцами из России, а иногда и  из других бывших советских республик (наглядный пример – этнический состав Волновахского района, в котором нам довелось побывать). Такая картина в особенности напоминает об истории  «Вавилонской башни» : национальная разобщенность всегда усиливает благоговение перед «высшим авторитетом», в данном случае персонифицированным «всемогущим» Кремлем, и облегчает этому «авторитету» контроль над людьми. Так, достаточно многочисленные на Донбассе поселения выходцев из Западной Украины (в основном насильственно переселенные туда в ходе борьбы Москвы с Бандеровским движением), несмотря на выраженные про-украинские настроения своих жителей, не смогли активно противостоять в 2014 г. «русской весне» именно из-за своей «очаговости» в мультинациональной среде.

Третье. Говоря об этнической картине Донбасса, не следует забывать, что значительную часть его населения составляют не украинцы, русские, или к примеру армяне, греки или евреи, а т.н «суржик», т.е. потомки смешанных браков, утратившие всякую этническую и языковую идентичность, а как правило вместе с этим – и способность к элементарным этнокультурным запросам, способность думать о чем – либо кроме примитивных «хлебно – колбасных» потребностей. «Суржик» отличается от «нормальных» людей, происходящих от разно – этничных родителей тем, что последние могут вобрать в себя все лучшее, что дает принадлежность к различным этническим корням, в то время как носители «суржика» все это забывают и теряют, превращаясь в некую этнически – бескачественную массу. Мы в Молдове можем наглядно изучать феномен «суржика» на примере Приднестровья и Севера Правобережья – там значительная часть населения давно уже не является ни «молдаванами», ни  «украинцами», ни  «русскими», представляя собой некий этно – лингвистический суррогат, разговаривающий на гротескной смеси румынских, украинских и русских слов, среди которых русские чаще всего оказываются матерными. Хорошо известно ( в т.ч. и на приведенных «молдавских» примерах), что именно в этой среде московская пропаганда в любых ее модификациях (ленинский большевизм, имперское «державничество», «Русский мир» и т.д.) как правило получает особую силу, востребованность и популярность – люди, откровенно «родства не помнящие», всегда особенно сильно тяготеют к некому «консолидирующему центру», роль которого, как отмечалось выше, уверенно взял на себя Кремль.

Соответственно мы видим, что на Донбассе совершенно искусственно, как правило посредством совершения дикарских преступлений против человечности московские власти десятилетиями формировали такую этническую среду, в которой подбрасывание извне и произрастание семян «Русского мира» неизбежно рано или поздно должно было дать достаточно обильные ядовитые плоды, что и случилось в 2014 г.

В завершении первого фрагмента Части 2 позволим себе небольшое отступление, навеянное изложением некоторых вышепредставленных моментов. Упоминавшийся Голодомор в Украине, как отмечал автор, был одним из наиболее кошмарных примеров геноцида не только в прошлом веке, но и за всю историю человечества. Давайте согласимся : 7-8 миллионов погибших за примерно полтора года – это «результативность», до которой не доросли даже нацисты в своем паранойяльном преследовании евреев. При этом поражает удивительная однобокость в восприятии цивилизованным сообществом исторических фактов геноцида : про геноцид евреев и армян знают все, и все в мире нормальные люди разделяют скорбь этих народов. А вот про аналогичные и даже еще более зверские проявления политики геноцида, проводившейся советскими большевиками, в частности в годы коллективизации, в основном стараются если не молчать вообще, то вспоминать как-то чересчур «факультативно», без особого энтузиазма. При этом ленинско – сталинские «строители коммунизма», если разобраться, намного «переплюнули» своих младо- турецких и гитлеровских «собратьев по ремеслу» - как по размаху деяний, так и по изощренности садизма. Травить людей в газовых камерах с достаточно быстрой смертью или обрекать жертвы на долгую мучительную гибель от голода – с моральной стороны в равной мере гнусно, но по степени изуверства далеко не одно и то же. Не забудем и про упомянутый размах – во время советской каннибальской коллективизации особенно сильно пострадали два народа бывшего СССР – украинцы и казахи. Последние потеряли – постарались конные части Красной Армии под командованием С.М.Буденного, брошенные в Казахстан на подавление восстания против «раскулачивания» и резавшие казахов тысячами, - до 40% своей численности, не считая бежавших в китайский Синцзян, после чего имела место уже знакомая нам по Донбассу история – на «этнически-зачищенные» территории потянулись сотни тысяч выходцев из России, чтобы впоследствии их потомки орали об «исконно – русской принадлежности» части земель соседней страны – бывшей «братской республики».

«Коллективизационно – голодоморная» практика большевиков не обошла и нашу Молдову – рассказывать лишний раз о событиях 1946 – 47 гг. в бывшей МССР нет резона. При этом представляется в высшей степени востребованным принятие на законодательном уровне в нашей стране нормативных положений, предусматривающих уголовную ответственность за отрицание в любой форме фактов геноцида в бывших УССР (поскольку Приднестровье как часть тогдашней Украины и нынешняя международно - признанная часть РМ попала в зону Голодомора 30-х гг.) и МССР. Если бы большинство людей обладали здоровой исторической памятью, ни для войны в Приднестровье, ни для бойни на Донбассе просто не существовало бы социальных основ. 

 

 

 

 

 

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (2)

0+

Уничтожение радикалов - первоочередная мера денацификации Украины.
В годовщину трагедии 2го мая выскажу то, что многие хотят сказать, но как-то стесняются.
Говоря о предстоящей денацификации Украины, мы отдаем себе отчет, что денацификация - это целый комплекс мер системного характера (силовых, политических, юридических, гуманитарных, информационных, образовательных). Некоторые из таких мер должны исполняться параллельно, а некоторые последовательно. Те, которые исполняются последовательно - имеют определенную очередность. Не выполнив первое, сложно будет успешно выполнить второе, третье, и т.д. Таким образом, существуют мероприятия, к которым следует преступить безотлагательно на самом раннем этапе денацификации, поскольку, иначе, все остальные действия будут попросту неэффективны.
artyushenkooleg.ru
Убежден, что первоочередное мероприятие в рамках денацификации - физическое уничтожение радикалов. Речь не сколько об участниках карательных батальонах (с ними все ясно совершенно однозначно), а главным образом о так называемых "гражданских активистах". Все эти цивильные корпуса Азова, самообороны Одессы, братство Корчинского, автомайдан, усльтрас, и многие прочие "сознательные патриоты". Те, кто ходит с факелами, валит памятники, бьет пенсионеров ногами в живот, громит посольства-банки, закидывает коктейлями молотова редакции независимых СМИ, разгоняет митинги, захватывает церкви, кто сжигал дом профсоюзов в Одессе, кто оскорблял умерших громя мемориалы, топча цветы и портреты погибших, расстреливая траурные воздушные шары, нападая на родных, приходящих на поминки, те кто не дает своим жертвам покоя даже после смерти. Эти животные должны быть истреблены.
С морально-этической точки зрения все просто. Они не люди. Те, кто бьет стариков ногами в живот - не люди. Кто глумится над трупами - не люди. То что они творят - не объяснить ни какой идеологией, политикой - ни чем... Есть грань, за которую человек никогда не зайдет, ни при каких условиях. Во-первых, убийство гражданина за иную точку зрения - само по себе дикость. Во-вторых, во время войны даже непримиримые враги по крови и вере имеют представление о чести: позволяют забрать друг другу тела павших товарищей, либо хоронят сами трупы врагов, отдавая им дань уважения. Оказывают медицинскую помощь пленным, либо пропускают (не убивают) врачей в стан противника, воду, медикаменты. Так было всегда - и во времена крестовых походов и во вторую мировую (даже со стороны немцев). Потому что человек тем и отличается от животного, что у него есть мораль (хотя и животные не проявляют агрессии ради развлечения). Как же тогда назвать существ, сжигающих кресты на могилах убитых ими безоружных соотечественников?
Тот, кто лишен морали - не человек. И даже не животное. Урод. Бракованная особь. Такой брак нужно уничтожать хладнокровно, без ненависти. Даже если отбросить идеологическую составляющую - эти существа не должны ходить среди людей, так как представляют опасность для общества (склонны к массовым убийствам), а значит, даже если отсидят срок - все равно собьются в стаи, и будут продолжать свои бесчинства снова, но уже исподтишка. В этом нет никаких сомнений, поскольку в основе укронационализма лежит истерический фанатизм ("“Фанатик” сразу же признаёт свою правду целостной, общей, явленной, она должна быть принята другими. Отсюда его агрессивность и нетерпимость к другим взглядам ... безграничная ненависть ко всему, что мешает ее реализации, — вот сумма чувств, которая охватывает каждого истинного революционера, фанатика ... чувственные идеи “фанатиков” не знают терпимости»" (c) Д. Донцов «Фанатизм и “аморальность” как четвёртый закон волевого национализма»), что ставит украинского националиста на одну ступень с религиозным фанатиком-джихадистом, т.е. характеризует как социально-опасного маньяка, не способного к перевоспитанию. Кроме того, эти уроды будут размножаться, воспитывать своих детей соответствующим образом, а значит портить генофонд нации. То-есть, даже с гигиенической точки зрения их ликвидация оправдана. gawrusha.livejournal.com

1+

Очередной моральный урод укладывает новую "лапшу на уши". Даже не удивлюсь, кто этот урод. Хотя его больное навязчивое стремление к увековечиванию и отбеливанию событий депортаций в МССР, для меня вырисовывают и личность урода.
Бедный!
Как его пучит от его же итогового вывода; "Если бы большинство людей обладали здоровой исторической памятью..."
ДБ (с)
"Ни для войны в Приднестровье, ни для бойни на Донбассе просто не существовало бы социальных основ" - если бы из всех щелей не повылазили НЕДОБИТКИ из породы меньшинства людей, с якобы здоровой истор ческой памятью.
____________________________________
Короче. Такие пасквили и читать, нормальному человеку не стоит, что бы не испачкаться отходами просравщегося.

Эксклюзив&Переводы eNews

Алексей Тулбуре: Коллективное беспамятство ведет к рецидивам, поэтому все может повториться

Июль дает повод и для более серьезных, чем избирательная система, дискуссий. 25 июля 1941года в Кишиневе...
12 августа 2017 в 11:52
0

Донбасс. Часть 6: Что будет дальше?

eNews продолжает публикацию материалов по Донбассу своего внештатного корреспондента Вадима Малахова....
11 августа 2017 в 16:43
0

Институт Устной истории Молдовы собирает свидетельства очевидцев исторических событий (методические рекомендации)

Задачи, которые ставит перед собой «Устная история», разнообразны и многочисленны. Однако, главная,...
28 июля 2017 в 15:08
0

Свежие статьи

Вера как иллюзион

Двое неверующих о том, возможна ли связь между Творцом и творением...
14 августа 2017 в 23:11
1

Нэстасе Рогозину: Додон — партнер вашего гражданина ”Плахотнюка”

Председатель Платформы «Достоинство и правда» Андрей Нэстасе опубликовал обращение к вице-премьеру...
3 августа 2017 в 20:28
1

Тандем Плахотнюк-Додон превращает Молдову в «Чернобыль»

У олигарха Владимира Плахотнюка, захватившего Молдову, много ценных активов. Ему принадлежат практически...
30 июля 2017 в 22:08
2