Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Андрей Нэстасе: Платформа ДА - это ответ общества на воровство и правовой произвол, творимые властью

Автор: enews_1
2 марта 2016 в 22:12
Комментарии: 4

Эксзлюзивное интервью для портала eNews эксперта Агентства CBS-AXA Вадима Малахова с председателем политической партии "Платформа Достоинcтво и Правда" Андреем Нэстасе.

         ВМ : Не вызывает сомнений – возникновение и активизация деятельности Гражданской Платформы ДА, в дальнейшем – соответствующей партии, сформировавшейся на ее базе – одно из наиболее ярких и масштабных событий молдавской общественно – политической жизни в период после парламентских выборов ноября 2014 г. Как Вы могли бы охарактеризовать основной смысл и политическую значимость этого явления ?

         АН : Формирование массового протестного движения, объединенного в рамках ДА – это в первую очередь ответ молдавского общества на возникшую к тому времени систему вызовов и болезненных проблем. Правящая верхушка страны как в предвыборный период, так и в особенности в процессе структурирования органов власти после подведения итогов голосования показала свою принципиальную неспособность найти рациональные ответы на эти вызовы. Так называемые «про-европейские» партии не смогли ни создать устойчивую функциональную конструкцию власти, ни насытить молдавскую политику реальным реформаторским содержанием, ни попросту объяснить гражданам – как будем жить дальше, что будем делать? После того, как начал набирать силу скандал в связи с «кражей миллиарда», а руководство страны наглядно показало свою неготовность и нежелание квалифицированно решить эту проблему, стало понятно : жить по-прежнему, в рамках тех правил игры, которые установили в последние годы правящие партии, Молдова больше не может, необходима смена всей парадигмы ее развития, всех механизмов реализации национальной политики. Гражданская Платформа ДА возникла как попытка политически активных слоев населения добиться радикальных изменений в стране, изменений, которые позволили бы «разгрести» нараставший объем трудноразрешимых проблем.

         ВМ : Эти проблемы хорошо известны и четко определены в требованиях и политических декларациях ДА – присвоение олигархами народных средств в катастрофических размерах, кризис в банковско – финансовой сфере, неготовность действующих властей качественно решать вопросы европейской интеграции, торможение либо имитация реформ, прежде всего в сфере юстиции, отсутствие реальных усилий по борьбе с коррупцией и т.д. Если абстрагироваться от них – в конце концов проблемы рано или поздно находят разрешение, а партии и общественные движения создаются для продвижения долгосрочных генеральных задач, стоящих перед социумом, - каково, по Вашему мнению, основное политическое предназначение ДА, главная преследуемая ею задача?

         АН : Главная задача нашего движения, нашей партии определяется основной и  наиболее острой проблемой, с которой столкнулось наше общество – глубокий кризис всей системы власти, постоянно нарастающая, переходящая в стадию коллапса, не-функциональность структур публичного управления, политическая деградация правящей верхушки как таковой. Мы имеем в настоящее время состояние полномасштабного кризиса руководящей элиты страны с возникновением неотложной необходимости ее ротации. Проблема не в том, что неспособной эффективно реагировать на те или иные, выражаясь терминами теории систем, «возмущения», оказывается та или иная правительственная команда – ДПМовская пропаганда сейчас активно пытается доказать гражданам, что «все плохое уже в прошлом» : были профессионально непригодные и вороватые Филат, Габурич, Стрелец – все было хуже некуда, но теперь к рулю управления пришла профессиональная команда П.Филипа – и все трудности будут преодолены. Это абсолютная иллюзия – кризис охватил всю молдавскую политическую элиту, а не те или иные ее сегменты. Социология определяет в качестве одной из важнейших задач любой элиты способность определять выработку социумом оптимальной модели  реагирования на изменения политической реальности, политической среды. А что у нас? Подписание Соглашения об ассоциировании ЕС – РМ создало для нашей страны новую систему политических реалий, и вместо попыток найти приемлемую модель реагирования на этот вызов наше руководство сумело в кратчайший период времени превратить «историю успеха» в историю невыносимого позора. Все последние отзывы о нас европейских инстанций, прежде всего последняя резолюция по Молдове глав МИД стран ЕС – напоминания о том, что молдавские власти симулируют «евроинтеграционные усилия» и привели страну на грань необратимой утраты жизнеспособности. Отсюда единственный возможный вывод – наша политическая элита превратилась в охваченный гангреной или раковыми метастазами организм, которому уже не помогут ни операции, ни целебные снадобья. Сформировалась необходимость жесткой, энергичной и бескомпромиссной смены элит – инициирование этого процесса, содействие его продвижению и участие в нем и является основной задачей ДА, смыслом ее возникновения, существования и усилий.

         ВМ : Если можно, подробнее – в чем Вы видите основные проявления кризиса политической элиты в Молдове?

         АН : Мне представляется возможным оценивать современный полномасштабный кризис политической элиты в Молдове по пяти основным аспектам.

         Первое. В социологии выделяются два основных подхода к определению самого понятия «элита», прежде всего политическая элита. С одной стороны подход альтиметрический или элитарный, при котором важнейшим признаком принадлежности к элите является реальный доступ к рычагам власти, занимаемое высокое должностное положение в обществе, при этом личные качества такого представителя воспринимаются если не как малозначимые, то по крайней мере как вторичные. Напротив, меритократический подход на первый план выдвигает личные, прежде всего профессиональные качества индивида, относимого к элите, сама элита получает определение «лучших представителей данного общества». Безусловно, в реальной политической, конкретнее – административно – управленческой практике полного совпадения соответствия и первому, и второму критерию по определению невозможно. Однако качественность власти, уровень соответствия деятельности конкретной руководящей элиты тем задачам, которые перед нею выдвигает социум, будут тем выше, чем более эти два названных критерия будут сближены в облике, поведении и профессиональной активности представителей руководства страны.  Напротив, чем больше и глубже разрыв между статусным положением носителя властных функций и его личными качествами, тем более возникает оснований фиксировать кризис элиты, системы управления, Власти как таковой. Что и имеет место у нас в Молдове. М.Лупу, А.Канду, М.Гимпу, В.Кетрару или А.Шалару – несомненно, представители молдавской политической элиты «по альтиметрическому признаку», но назвать их «лучшими представителями молдавского общества» сможет лишь человек, лишь полчаса назад впервые услышавший о существовании Молдовы на карте мира. К сожалению, чем дальше, тем все больше пропасть между двумя названными критериями растет – Наталью Герман сменяет Андрей Галбур, Майю Санду – Корина Фусу, Виорела Чиботару – Анатол Шалару и так далее.

         Второе. Несколько ранее мы уже говорили о выявившейся полной неспособности нашей руководящей элиты формировать те или иные приемлемые модели реагирования молдавского общества на новые вызовы и политические реалии. Более шести лет наши «про-европейцы во власти» пытаются решать задачи интеграции в пространство Единой Европы методами Сангели, Чубука и Тарлева – с тем же «блестящим результатом», что и названные канувшие в прошлое руководители. Однако хуже другое – на каждом шагу мы сталкиваемся с ситуациями, в которых у наших руководителей возникает своеобразный «конфликт  интересов» : формально задекларированные ими задачи их официальной руководящей деятельности оказываются в жестком расхождении с их собственными личными или  групповыми интересами. Так, предательский в отношении нашей страны шаг действовавшего по указке В.Плахотнюка Д.Дрэгуцану в сентябре прошлого года, сорвавший возможное подписание Соглашения с МВФ, объясняется очень просто – одним из требований МВФ к официальному Кишиневу является наведение элементарного порядка, оздоровление банковско – финансовой системы РМ. Для «про-европейца» Плахотнюка такой порядок и оздоровление – хуже кастрации. В подобных условиях вырабатывать какие-то там «модели адекватного реагирования» представители молдавской руководящей элиты не только не могут, но и целенаправленно не хотят.

         Третье. В социологии различаются два основных типа организации и функционирования руководящих элит – «власть демократии», когда элита структурно открыта для влияний извне, и «авторитарный тип», при котором руководящая верхушка жестко отгораживается от т.н. «базиса», т.е. от сообщества всех остальных граждан, не относящихся к элите. Мы, представители ДА, на своем богатом опыте смогли убедиться в том, что полностью глухая к нашим требованиям либо порой имитирующая «диалог с протестующими» действующая власть приобретает все более авторитарный характер. Оказание обществом «коррегирующего» давления на официальное руководство – нормальное, более того, высоко востребованное явление в любой демократической стране, но только не в Молдове. Наша «элита» - применяя этот термин в отношении деятелей типа Канду или Гимпу, постоянно хочется поставить кавычки, - оказалась стерильно глуха к требованиям общества, чем лишний раз подтвердила свою неспособность «действовать по-европейски». В такой ситуации возникает насущная задача формирования альтернативной элиты, способной сформировать устойчивые формы и традиции синергических связей с базисом. Формирование партии ДА на базе единой Гражданской Платформы во многом является начальным опытом выработки такой системы органичных взаимодействий политической структуры и широкого гражданского движения.

         Четвертый, тесно связанный с  вышеназванным момент – прогрессирующая утрата легитимности действующей властью как важнейшая составляющая и одновременно яркий внешний признак тотального кризиса и деградации молдавской руководящей элиты. Последние социологические опросы показывают – большинство граждан Молдовы не верят в законность утверждения правительства П.Филипа, не верят в его способность разрешить проблемы общества. Если элита перестала отвечать  на запросы социума, перестала быть востребованной в обществе, такая элита перестает быть жизне – и дееспособной. Восстановление легитимности власти путем радикальной ротации политической элиты ДА считает одной из своих важнейших и первоочередных задач.

         Пятое. Безусловно, в любом обществе всегда существует достаточно жесткое дистанцирование между т.н. формальными элитами, члены которых включены в те или иные иерархические структуры, и элитами неформальными. При этом если между теми и другими возникает откровенный антагонизм, а граждане начинают ориентироваться только на представителей неформальных элит, полностью отворачиваясь от «статусно – иерархических» кругов, это может восприниматься как показатель глубоко нездоровой ситуации, сложившейся в социуме. В современной Молдове такой антагонизм достиг вопиющих пределов – обращения к гражданам лидеров ДА и других протестных движений воспринимаются огромными массами людей с восторгом, при этом имена разного рода гуриных, жизданов. кавкалюков или кетрару успели превратиться в нашем народе в ругательства.

         Названные моменты в сумме результируются в создании угрожающего самому существованию молдавского социума ситуации. Уже сейчас во многих публичных выступлениях, экспертных оценках начинает ставиться под сомнение состоятельность самого проекта молдавской государственности как такового. Отмеченная недееспособность нашей руководящей элиты придает особо зловещий смысл известной фразе «Молдова – захваченное государство» : дело даже не в том, кто поработил нашу страну, проблема в том, что состояние «захваченности» предполагает отсутствие у страны реальных возможностей самостоятельного развития в условиях ориентации правящей элиты не на нужды народа, а на удовлетворение интересов олигархической группы, групп или одного отдельно взятого Олигарха. И народ это прекрасно осознает – по данным последнего опроса CBS-AXA ровно две трети населения убеждено в том, что страна «захвачена» и лишь чуть более 20 % все еще верит, что она «свободна».

ВМ : Вы полагаете, что в современной Молдове уже

невозможно добиться сколь-нибудь приемлемого соответствия представителей правящей верхушки требованиям высоких личных и профессиональных качеств? В последнее время стала популярна тема привлечения в руководящие структуры технократов, даже создания технократического правительства – таким путем политическая элита могла бы инкорпорировать в свой состав людей, действительно способных обеспечить высокое качество управления?

         АН : Пока сохраняется власть существующей «плахотнюковской» руководящей элиты, такой вариант принципиально невозможен. Руководящая верхушка в нашей стране давно уже формируется по четкому клановому принципу – необходимы не профессиональные качества, а преданность «вожаку». Любой включенный в правящую группировку технократ либо должен будет быстро и безоговорочно усвоить это правило, либо очень быстро выпадет из властно – управленческой обоймы. Пока в Молдове сохранялось относительное равновесие сил между противоборствующими олигархическими кланами, в этом плане еще оставалось некоторое пространство для маневра, профессионалы могли быть необходимы олигархам для создания определенного преимущества перед соперником. Сейчас мы имеем уже откровенно «моно-олигархическое» правление в стране с постепенным выстраиванием жесткой пирамиды власти, в которой востребованность «технократических» начал будет неуклонно снижаться. Мы видим, как в структурах, ранее контролировавшихся ЛДПМ – в Госканцелярии, Таможенной Службе, ГГНИ РМ «филатовские люди» массово заменяются на «плахотнюковских», причем с отбором «вернейших из верных». Так, мне трудно оценить административные таланты новоназначенного в Таможенную Службу Г.Ионицова, когда тот трудился в ГП Registru, но его отвратительное противозаконное поведение в период избирательной кампании 2014 г. памятно, и почему-то на оптимизм в связи с его новой должностью не настраивает.

         Существует четкое правило, определяющее качественность конкретной правящей элиты и ее действий : предоставляемые представителям этой элиты социальные преференции должны строго соответствовать сложности выполняемых ими задач и качеству принимаемых при этом решений. Все, что мы видим в современной Молдове, иначе как издевательством над этим принципом назвать нельзя. Возьмем пример Илана Шора, «достойнейшего представителя» нашей административно – управленческой и экономической элиты. Хорошо известно, что все его «успехи» в Орхее – это лишь «отработка» гигантских сворованных им сумм, в том числе в рамках «кражи миллиарда». Многолетний опыт его деятельности в Молдове четко свидетельствует – никогда и ничего хорошего для страны и ее народа он не делал, был и остается вульгарным мазуриком. А посмотрите, какие ему предоставлены преференции! Элементарный ворюга пользуется юридическим иммунитетом большим, чем депутаты – человек рассказывает о даче им взятки на четверть миллиарда долларов, а К.Гурин начинает что-то лепетать о том, что за доблестную явку с повинной такого сознательного гражданина брать под стражу никак нельзя. Несоответствие полученных привилегий и качества исполняемой работы неизбежно ведет к глубокой деградации правящей элиты – В.Кетрару, К.Гурин, Д.Дрэгуцану, М.Поалелунжь не могут навести элементарный порядок в банковском секторе, в сфере юстиции, но благодаря тому, что служат они не социуму, а «пахану», их сделали фактически «непотопляемыми», поставив над законом, нравственными нормами и требованиями неподкупности.

         ВМ : Насколько далеко могут зайти такие процессы деградации?

         АН : Судя по тому, что творится в стране, похоже, что мы в этом плане уже дошли до последней черты. Не будем забывать, что одним из важнейших критериев, определяющих возможность отнести тех или иных функционеров к Элите – это способность квалифицированно осуществлять функции управления. В то же время в Молдове уже трудно найти какие – либо государственные или правительственные структуры, которые справлялись бы со своими задачами хотя бы на оценку «удовлетворительно»., достаточно взять состояние дел в банковско – финансовой сфере, в вопросах социального обеспечения, в налогово – бюджетной политике, после ухода М.Санду из министерства область образования в Молдове быстро опустилась до такого же убожества, как и другие сферы социально – политической жизни. Сама по себе «кража века» и в особенности карикатурная история «усилий», прилагавшихся властями в течение года для ее «расследования», тот же опыт взаимодействия с фирмой Kroll, являются наглядным показателем того, что Молдова движется к состоянию фактической неуправляемости.

         К сожалению, фиксируется определенная закономерность – несостоятельность правящей элиты чаще всего выявляется посредством частичной или полной утраты социумом своей жизнеспособности. Частичную реализацию такого страшного сценария в Молдове мы уже видим, важно сконцентрировать усилия на недопущении его полномасштабной реализации.

         Одной из важнейших причин такого пагубного состояния и одновременно в качестве ориентира для выхода из него видится следующее. Социология подразделяет категории номенклатурных и ситуативных элит. Первый тип имеет четко выраженные черты кастовости с наличием механизма наследственной передачи статуса и функций – каждый «наследник», т.е. новый член этой группы в первую очередь обязан доказать свою лояльность и верность устоявшимся в этой среде «понятиям». Что мы и имеем сейчас в Молдове – формирование политической и экономической элит «под Плахотнюка» несет в себе угрозу слишком глубокой «номенклатурности», основным негативным следствием каковой неизбежно оказывается последовательная редукция такого важнейшего для развития любого общества феномена как конкуренция идей и решений. Конкуренция идей полностью заменяется подковерной борьбой внутри данной номенклатуры с нарастанием парализации всей деятельности таковой – достаточно вспомнить советскую систему руководства обществом в период «Застоя». В Молдове в некоторой степени мы это уже видели на последнем этапе ПКРМовской власти, отличавшейся исключительно высокой «номенклатурностью» - Воронин и его присные любят похваляться своими успехами в первые годы своего правления, когда нарастание притока ремитенций в страну достигало галопирующих темпов, но не любят вспоминать, что мировой экономический кризис 2008 г. фактически отправил нашу страну и правивший ею коммунистический клан в нокаут.

         В качестве средства парирования такой угрозы на настоящем этапе ДА видит задачу своего участия в формировании т.н. ситуативной элиты, то есть совокупности, команды людей, само появление которой определяется возникновением неразрешимой для «старой» правящей элиты системы проблем и вызовов и способной к инновационным подходам в разрешении этих проблем. У ДА уже есть первичный опыт участия в формировании команды профессионалов, способной не просто квалифицированно выполнять функции публичного управления, но и решать уже называвшуюся нами функцию любой руководящей элиты : предлагать обществу новые принципы, формы и методы управления. Достаточно напомнить включение в список так и не получившего утверждения правительства Иона Стурзы двух представителей руководства ДА – А.Слюсаря и С.Павловского. Правительство И.Стурзы формировалось по четкому технократическому принципу, и поэтому для плахотнюковского «парламентского большинства» было не только не нужным, но и опасным.

         ВМ : На Ваш взгляд, такая ситуация характерна только для Молдовы или речь может идти о воспроизведении в нашей стране некого типологического образца?

АН : Несомненно, у Молдовы в процессах выявления несостоятельности старых элит и актуализации задач их ротации есть своя специфика, и о ней я постараюсь сказать ниже, однако есть все основания утверждать – мы видим вокруг себя явления, близкие по типу, аналогичные или практически полностью совпадающие с тем, что происходит во многих других странах – достаточно назвать пример Украины с выдвижением в ее социально – политической жизни на первый план «анти-олигархической» темы и потребности в жесткой радикальной ротации руководящих элит.

Не будем забывать – мы, как и многие другие бывшие советские республики, никак не можем выбраться из «пост-советского мира», имеющего ярко выраженные общие черты, генетические привязки к  нашему общему прошлому в составе СССР. Соответственно этому  наши  руководящие элиты, как и в других пост-советских странах, всеми своими корнями уходят в это прошлое и являются либо прямыми, либо в некоторой степени опосредованными продуктами той эпохи. И Влад Филат, и его тезка Плахотнюк в момент распада СССР были еще вполне молодыми людьми, но все характерные признаки их социального поведения отмечены чертами глубокой «пост-советскости». Именно в этом коренится главный порок всех действовавших в РМ с 90-х гг. политических элит – их принципиально «олигархический», если возможно дать такое определение, характер. Эти элиты всегда действовали по принципу, хорошо усвоенному ими в советское время – «главным источником материального благосостояния является доступ к власти, к публичной администрации». В Советском Союзе именно обладание высоким должностным положением – в партийных, административных, хозяйственных структурах, - являлось по сути единственным источником высокого социального статуса и финансового благополучия. Эти принципы были в пост-советское время практически нетронутыми принесены и во Власть, и в Бизнес, как результат – состояние «захваченности» страны (целого ряда стран) олигархией, построение всей жизни социума по принципу «власть дает экономические возможности и богатство». Фактически Молдова была «захваченной страной» с самого возникновения своей государственности 25 лет назад, лишь с короткими периодами, когда предпринимались попытки изменить такое состояние – премьерство В.Муравски, премьерство И.Стурзы, и пожалуй, на этом все.

В подобной ситуации любые попытки правящей верхушки имитировать «процессы модернизации страны», тем более модернизации европейского образца, выглядят откровенной нелепицей – нашей «олигархической элите» нужна именно Молдова, дремлющая в путах пост-советских реалий и НИЧЕГО в своем системном статусе не меняющая. Принятие осмысленных государственно – политических решений, выдвижение новых моделей развития и адекватное реагирование на возникающие вызовы для олигархии есть нечто «за гранью понимания», главное -лишь прибрать к рукам рычаги власти и управления в стране и сконцентрировать усилия на обслуживании своих узко–групповых интересов.

ВМ : И все-таки если не собственно национальная специфика, то своего рода «специфика момента» в рассматриваемом явлении должна прослеживаться – почему именно сейчас противостояние всевластью правящей в Молдове «олигархической элиты» получило характер массового революционного движения?

АН : Конечно, «специфика момента» просматривается в

данном случае очень четко. В течение последнего года, в особенности начиная с бурных октябрьских событий, мы наблюдаем своего рода ликвидацию «олигархического плюрализма» с заменой его на жесткую «моно – олигархическую» систему. В начале 2015 г. основой конструкции власти в Молдове был сговор «трех Владов» - Плахотнюка, Филата и Воронина. К концу минувшего года самый сильный и «зубастый» из них отправил одного своего тезку на нары, а второго превратил в своего жалкого подпевалу, не постеснявшегося «уступить» более мощному олигарху две трети своей парламентской фракции для создания «плахотнюковского большинства». Тем самым процесс формирования некой «моно-элиты» с резко выраженными чертами авторитарности и номенклатурности получил свое логическое завершение. К слову, именно в этих действиях нашего отечественного «кукловода» наиболее рельефно выявляется его генетически – «советский» характер и наклонности : целью его усилий является создание слегка закамуфлированной наличием выхолощенных демократических институтов пирамиды власти с типично советскими чертами – наличием единого «вождя», единым центром принятия решений, вертикальной иерархичностью, абсолютным пренебрежением со стороны Власти к интересам и мнению Народа, построенной по тоталитарному принципу системой пропаганды, идеологии и медиа – средств и т.д.

         Самое страшное в подобной трансформации – неизбежная и необратимая утрата правящей верхушкой хотя бы каких-то способностей воспринимать систему Национальных Интересов. В условиях соперничества различных олигархических кланов обращение к национальным интересам порой дает одному из них некоторые позиционные и функциональные преимущества в борьбе с соперниками. Как пример – имевшие место эпизодические попытки В.Филата и его команды имитировать действия, исходящие из национальных задач, предпринимать ограниченные усилия по реализации установок евроинтеграции и т.д. Все эти действия были бессистемны, слабы, носили характер симуляции и были обречены на провал, но Филат хотя бы понимал, что бороться с «другим Владом» он сможет лишь если чем-то заслужит благорасположение Запада. У Плахотнюка все проще – все его действия определяются каким – то «чавкающим удовлетворением» от своего всесилия. Такой олигарх и такая обслуживающая его номенклатурная элита о национальных интересах даже задумываться не будут – ДПМ это уже успела доказать в декабре 2010 г., когда только благодаря сверх – усилиям Запада и многочисленным уступкам М.Лупу и В.Плахотнюку эту «про-европейскую партию» удалось чудом удержать от предательского решения создать заказанный С.Нарышкиным альянс с воронинцами в пользу Москвы.

         Для ДА одной из центральных задач является, сломив засилие «плахотнюковской олигархии», способствовать формированию в РМ новой элиты, по-настоящему способной осознавать национальные интересы, воспринимать реальные потребности страны и народа.   

         ВМ : Если говорить о понимании системы национальных интересов, возникает закономерный вопрос – разные политические силы в стране понимают их по-разному, и даже в рамках единого Гражданского Форума партии И.Додона и Р.Усатого к этому феномену подходят совершенно иначе, чем ДА. Как тут быть?

АН : Честно говоря, не хотелось бы лишний раз

задерживаться на теме наших идеологических, или как стало принято выражаться, «геополитических» расхождений с ПСРМ и НП, тем более что заявлять априорно, что наша позиция в этом вопросе правильная, а позиция наших партнеров – нет, было бы не вполне корректно. При этом некоторые относительно объективные критерии для выработки оценок по этой проблеме найти можно. Сделаем еще один экскурс в социологию – среди оппозиционных действующим властям элит, нацеленных на осуществление их ротации, принято выделять две категории. С одной стороны т.н. контрэлиты – это довольно сложное понятие, включающее множественные интерпретации, включая как один из вариантов - часть бюрократии, оппозиционно настроенной в отношении руководящей властной верхушки. Для нас в данном контексте важнее другое : устойчивый признак контрэлиты – способность добиваться ротации посредством выдвижения рационального социального проекта, альтернативного действиям властной группировки, вырабатывать новые модели социального поведения и новые методы управления. С другой стороны – есть антиэлиты, способные лишь жестко оппонировать действующему руководству страны, но при этом не выдвигающие никаких новых социальных проектов инновационного порядка.

         Пусть не обижаются на меня наши партнеры по Гражданскому Форуму, но все их установки дают основания отнести их именно к антиэлитам, а не к первой «оппозиционной» категории. С моей точки зрения невозможно говорить о каком – то «новом проекте», если таковой полностью основывается на «призывах в прошлое». Выше мы говорили, что именно советское прошлое, состояние «пост – советскости» явились главным генератором формирования в нашей стране, как и в других пост-советских странах, власти олигархии, ретроградных по своей сути и методам действия правящих элит. То же самое с призывами сближаться с Россией : «процветание под покровительством Москвы» - это уже не вчерашний, а позавчерашний день, в «вчера», т.е. после распада СССР, мы уже отведали и поддержку Россией приднестровского сепаратизма, и бесконечные торговые эмбарго, и вздувание цен на поставляемый газ, и издевательское отношение к нашим трудовым мигрантам, и многое – многое другое. Мне почему – то не кажется, что призывы вернуться в вассальную зависимость по отношению к «большому восточному соседу» имеет какое–то «инновационное содержание». Простой пример – в недавно обнародованном рейтинге восприятия коррупции Transparency International Молдова заняла 102 место, показатель далеко не лучший, но более важно – с кем и с чем сравнивать? Россия оказалась на 119 месте, а даже самая неблагополучная из стран ЕС, Болгария – на 69. Румыния вышла на 58 позицию, а Грузия, в которой в последние годы активно продвигался европейский проект и имела место подлинная ротация элит, заняла 48е место. Куда же вести Молдову – опускать ее до 119й позиции или все-таки двигаться в противоположном направлении?

         Мы, ДА, предлагаем иное – европейский путь развития, только очищенный от «плахотнюковско – олигархической накипи». Лишь интеграция в ЕС действительно позволит выработать выше – упомянутые новые модели социального поведения и новые методы управления обществом – если только, конечно, избавиться от стиля «евроинтеграции» в духе М.Лупу или М.Гимпу. Соответственно этому мы понимаем и систему национальных интересов, и свою задачу участвовать в формировании в нашей стране реальной контр-элиты.

ВМ: Если говорить о непосредственных конкретных задачах такого формирования дееспособной и готовой к ротации национальной контр – элиты : какие моменты Вы считаете основными в усилиях ДА по достижению подобной цели?

АН : Назовем главные и первоочередные :

Во-первых, радикальное преодоление характерного для молдаван комплекса представлений о «просвещенном диктаторе». Одним из устойчивых элементов нашей традиционной народной политической культуры является постоянная востребованность жесткого, но мудрого и справедливого – «просвещенного» руководителя, естественно, концентрирующего в своих руках максимум властных полномочий. Поэтому в нашей стране всегда много претендентов на диктаторскую роль, но поскольку с «просвещенностью» всегда намного хуже, обычно не получается в итоге ни жесткого порядка, ни «мудрого правления». Однако мечта людей о некой «спасительной» авторитарной личности остается, чем пользуются деятели типа В.Плахотнюка, стремящиеся внедрить в сознание сограждан мысль о том, что только он или такие как он могут поставить в стране все на свое место. Последние данные социологических опросов показывают, что некоторая, к счастью, пока немногочисленная часть населения уже постепенно начинает «покупаться» на такую пропаганду. В свою очередь при построении ДА как гражданского движения и как партии мы стремимся последовательно внедрять европейские принципы и начала – умение работать в команде, синергия усилий всех ее членов, уважение к мнению индивида, недопустимость грубого «вождизма». Несмотря на мое избрание лидером ДА, я сам стараюсь избегать императивного стиля в своей работе, более полагаясь на коллегиальность принимаемых решений.

Во-вторых, предельно жесткое изживание из партийно –

политической практики явления, пожалуй, наиболее негативного и губительного в нашей традиционной молдавской политической культуре – клановости и кумэтризма. Любая жизнеспособная  элита, любая готовая к эффективным действиям партия или общественное движение – это прежде всего сообщество сильных самостоятельных личностей, а не ватага «кумовьев», повязанных общей стадной психологией. Только последовательное применение в партийном строительстве ДА названного выше меритократического подхода, выдвижение лидеров и функционеров по таланту и заслугам, а не по родству или из соображений «парень ведь из нашего села, надо помочь» - только это может позволить ДА стать сильным жизнеспособным партийным организмом и принять реальное участие в формировании контр-элиты.

         В-третьих, - и этот момент также связан с необходимостью преодоления «кумовских» традиций, привычек делать все «по-человечески», «по-родственному», - превращение в аксиому, в догму существования и деятельности ДА принципа обеспечения верховенства закона во всех мельчайших аспектах и проявлениях социально – политической практики. Недавно один из европейских представителей отметил : если в Молдове не будет верховенства закона, не будет ничего. От себя добавим – не будет и никакой желанной контр-элиты.

         В – четвертых, перенос упора в борьбе с коррупцией с усилий на институциональном уровне на борьбу с «коррупционными традициями» и привычками. К сожалению, такие привычки очень распространены в нашей социальной среде : люди ждут от властей «искоренения коррупции», сами того не замечая, что постоянно эту коррупцию «подкармливают», создают для нее питательную среду. О традициях кумэтризма мы уже говорили, хочется привлечь внимание к другому моменту. Во многих социологических опросах последних лет опрашиваемые определяли высокий уровень коррумпированности в среде врачей, судей, полицейских, а о коррупции в преподавательской среде – молчок. Пусть извинят меня педагоги, среди них немало подлинно достойных людей и профессионалов, но признаемся – мздоимства и незаконных поборов в школах и ВУЗах – хоть отбавляй. В чем дело? Очень просто – коррумпированность врачей или судей «не выгодна» людям по понятным причинам – эти группы служащих были названы в качестве коррупционеров. А коррупция в учительской среде, возможность элементарно купить своему люботрясу аттестат или диплом об образовании – очень привлекательно, вот педагоги и оказались «кристально чистыми». Не вызывает сомнений – элита европейского образца не может быть воспитана в социальной среде, где человек с детства привыкает к обыденной неизбежности коррупции, к тому, что некоторые ее формы могут быть не только «нормальными», но и «хорошими». ДА, претендующая на роль участника в формировании политической контр-элиты, во главу угла ставит задачу «само-очищения» каждого своего представителя от таких «коррупционных привычек».

         в-пятых, решительный разрыв с активно практикующимися в нашей политической жизни «пацанскими» принципами организации и поведения : такие принципы мы видим во всем : в требованиях к отбору лидеров – как пример постоянно исполняемая В.Плахотнюком роль «крутого пацана», в формировании климата отношений внутри политических группировок с жестким остракизмом в отношении любого, нарушившего «пацанские законы», во взаимодействии между этими группировками с отправкой на нары нарушителя «пацанских конвенций» и т.д. «Пацанская» организация не имеет ничего общего ни с европейскими правилами игры, ни с задачами выдвижения ориентированной на европейские нормы контр – элиты.

         Наконец, в-шестых, уже упоминавшийся выше момент – обеспечение способности новой элиты, новых политических формирований неизменно поддерживать конструктивный диалог с Гражданским Обществом, прислушиваться к мнению народа. Как я уже отмечал выше, обеспечение живой органической связи партии ДА с одноименной Гражданской Платформой должно  стать надежной преградой для опасности «номенклатуризации», с которой сталкивается любое политическое формирование.

         ВМ : Но ведь известно, что любая контр-элита, получив рычаги власти, автоматически превращается в элиту обычную, «статусную» с неизбежным постепенным нарастанием в ее организации и деятельности характерных «номенклатурных» черт. Предположим, ДА приходит к власти – что будет дальше, если ли гарантии против ее сползания к состоянию обычной формальной элиты?

         АН : Да, такая опасность действительно всегда существует для любой партии нового типа, как только она получает власть. При этом мне хочется надеяться, что мы окажемся в подобной ситуации достаточно стойкими к «номенклатурному соблазну», основа такой надежды – наша верность в применении названного меритократического принципа при формировании нашей команды. Я уже упоминал претендовавших два месяца назад на министерские посты А.Слюсаря и С.Павловского. Я хорошо их знаю, и убежден, что став членами правительства, они не поддались бы известной номенклатурной инерции и не «обюрократились» бы. Не те люди, чтобы допустить такое. Перед нами наглядный пример – наша руководящая верхушка так и не смогла «согнуть» Майю Санду под свои требования и стандарты. Оказалось проще исторгнуть ее из своей среды и превратить в одного из лидеров оппозиции.

         ВМ : Последний вопрос – с какими препятствиями приходится сталкиваться ДА в реализации своих усилий по формированию в стране контр-элиты?

         АН : Все трудности, возникающие перед нами в этом процессе, коренятся в некоторых особенностях нашей традиционной политической культуры и в негативных аспектах нашего исторического опыта. Назовем главные из них.

         Первое. В отличие от обществ американского типа, исходно построенных на началах мультикультурности и множественности формирующих социум этнических компонентов, молдавское общество имеет в своей основе  четко выраженный формообразующий молдо – румынский этнический элемент. Такое состояние определяет высокую востребованность наличия сильной этнической элиты, определяемой в социологии как часть общества, способная взять на себя роль политического руководителя в общенациональном масштабе. В то же время именно в этом плане мы наблюдаем в Молдове серьезный пробел. Фактически наше общество расколото на три сегмента по этнокультурному признаку : молдаване, идентифицирующие себя как бессарабские румыны, молдаване – «молдовенисты» и русскояычная часть населения. Определенные признаки наличия этнической элиты мы можем найти только в первом сегменте, однако в условиях, когда более половины граждан относятся к «румынской идее» либо откровенно враждебно, либо по крайней мере сдержано, такая этническая квази-элита взять на себя роль упомянутого «политического руководителя» просто физически не в состоянии. У «молдовенистов» собственной этнической элиты просто физически быть не может – люди, всерьез воспринимающие такие идиотизмы как выдумывание молдо – румынского словаря, по определению с «элитностью» даже не соприкасаются. То же и с русскоязычными : этническая элита не в состоянии сформироваться в среде, где все культурно – идеологические предпочтения носят выраженный «импортный» характер, интерполируясь в сознание представителей этого сегмента из российских СМИ.

         Другой аспект этой проблемы – Молдова практически не имеет своей интеллигенции с устоявшимися традициями. Мы – страна крестьян, образованный класс у нас имеет очень слабые корни и насчитывает от силы одно – два поколения. Старая румынская интеллигенция физически исчезла в Молдове к началу нашего столетия, а новые поколения людей с высшим образованием чаще всего подходят под категорию, выражаясь словами А.Солженицына, «образованщины», а не интеллигенции как таковой. Да, у нас есть талантливые и авторитетные представители творческой интеллигенции, политологи, «технари», но для того, чтобы вновь появились духовные лидеры народа, подобные покойному Григорию Виеру, нужно, чтобы прошло еще по крайней мере одно поколение.

         Наконец, существует закономерность – этническая элита становится дееспособной и эффективной, когда лучшие представители творческой интеллигенции соединяют усилия с лучшими представителями сферы производства материальных благ, с теми же предпринимателями. У нас же творческая интеллигенция – сама по себе, со своей «румынской идеей», а лучшие представители собственно молдавского  бизнеса, подобные В.Киртоке, зачастую увлекаются «молдовенистскими» лозунгами, отталкиваясь от представителей первой группы.

         К сожалению, преодолеть такое состояние с формированием этнической элиты «в один прыжок» невозможно, и эта преграда, естественно, затрудняет процессы формирования названной контр-элиты в Молдове.

         Второе. С одной стороны, отмеченная дезинтегрированность нашего общества по этнокультурному признаку, с другой – негативное влияние исторических реалий, слишком долгого нахождения Молдовы под иностранным владычеством привели к аномально большой роли «внешнего фактора» как в деятельности существующей политической элиты, так и в процессе кристаллизации новых элит. Есть такая шутка – «в Молдове нет политических партий, есть только геополитические партии». Действительно, наши политики – как находящиеся у власти, так и большинство на эту власть только претендующих, - неизменно строят свои месажи к гражданам в соответствии со стереотипами либо «Запад – или Румыния, - нам поможет», либо «Россия нам поможет». Обязательно нас должен спасать кто – то извне : либо путем приобщения к более высоким социально – политическим и экономическим стандартам, либо дешевым газом. В таких условиях процесс формирования контр-элиты во многом лишается органичности, мы продолжаем как неоперившиеся птенцы смотреть в рот очередной «наседке». Самое главное, что с такой иждивенческой психологией мы действительно Единой Европе не нужны – ЕСовские представители последнее время постоянно нам твердят – в Молдове не должно быть про- или анти-европейских сил, должны быть силы про-молдавские. От себя добавим : такая установка является наилучшим рецептом для рождения новой политической элиты, но, увы, достичь такого состояния в наших условиях нелегко.

         Третье. Новая политическая элита европейского образца может сформироваться лишь в определенной социальной «питательной среде», и от качественных показателей этой среды зависит и качественность воспроизводимой элиты. В современном мире основным критерием благоприятности такой социальной среды является наличие развитого Гражданского Общества, гражданских структур. Степень развития Гражданского Общества и уровень способности новой элиты эффективно осуществлять свои задачи на службе у социума неразрывно связаны друг с другом. К сожалению, в Молдове развитые гражданские институты до сих пор либо отсутствуют, либо находятся в далеком от совершенства состоянии. Собственно, откуда им взяться – и российское имперское, и советское время, существовавшие тогда порядки явно не могли стимулировать развитие гражданских структур, а за годы независимости отмеченная выше проклятая наша «пост-советскость» выступала постоянным тормозом в этом процессе. К сожалению, у нашего народа отсутствуют устойчивые развитые традиции самоорганизации, и только в ходе нарастания протестных движений последнего года мы можем наблюдать появление первых зачатков таковой. Что же, если этот  процесс наберет силу, формирование контр-элиты в нашей стране приобретет намного большую качественность.

         Четвертое. Как известно, в пост-индустриальную и в целом в пост-модернистскую эпоху особая роль в формировании новых политических элит переходит к Среднему классу. Можно очередной раз ссылаться на тяжелое наследие советского прошлого, но остается не вызывающий сомнений факт – за период независимого развития Молдовы в нашей стране по тем или иным причинам Средний класс так и не смог появиться. Главное препятствие для его создания – наша катастрофическая бедность. Согласно оценкам многих европейских экспертов настоящая демократия, зрелая политическая культура начинаются от 6 тыс. долларов на душу населения – у нас этот показатель в три раза ниже. О каком Среднем классе может идти речь, если в Молдове человеком с серьезным достатком и неплохим социальным статусом считается вернувшийся в страну и купивший квартиру гастарбайтер, собравший какие – то средства черным трудом в России, Италии  или еще где – либо? Безусловно, для нашей олигархии формирование Среднего класса – смерть, разного рода плахотнюки и канду заинтересованы, чтобы народ в РМ был нищим.

         Вот, пожалуй, главные трудности, с которыми нам приходится сталкиваться. Что же, трудности существуют для того, чтобы их преодолевать.

         ВМ: Спасибо вам за интересную беседу.

 

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (4)

2+

КАЖЕТСЯ НАМ ЧТО НАСТАСЕ ЗАСЛАННЫЙ КАЗАЧЕК ОТ РУМЫНАШ , И В НУЖНОЕ ВРЕМЯ ОН И ПОДКАЧАЕТ И НАРОД И САМО ДВИЖЕНИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ ВОРОВ И ПРОКУРОРОВ ВЗЯТОЧНИКОВ.

0+

А что, Вы ещё сомневаетесь в этом?
Мы имеем три картонных дурилки, имитирующих протесты, которых кукловод нанял для отвлечения народа от внутренних проблем Молдовы - тотального грабежа государства и её граждан.
Надо и нужно ТОЛЬКО по Ленину - почта, телеграф, вокзал, да с элементами майдана. А иначе, всё это сотрясение мамалыги.

1+

А. Нэстасе unionistpitecus обыкновенный - в меру тупой (но с безмерными амбициями) унионист-реваншист и карьерист. Платформа служит трамплином для таких как он, а интересы и нужды народа этих типов не интересует даже в последнюю очередь. Несомненно, что в этом движении участвуют много порядочных людей, но верховодят там жулики и проходимцы - А. Нэстасе один из них.

0+

Я из этого интервью мало что понял, честно говоря.

Эксклюзив&Переводы eNews

Алексей Тулбуре: «Захваченное государство – генетика феномена и перспективы освобождения»

Выступление на конференции «Молдова – захваченное государство», организованное неправительственной...
26 мая 2016 в 5:44
14

Предвыборный заокеанский вояж олигарха

В последние дни самой оживленно обсуждаемой в молдавских СМИ, политических и экспертных кругах стал...
11 мая 2016 в 14:38
7

Еще раз о проблеме унионизма

Автору уже доводилось высказываться на тему молдо – румынского унионизма, однако поскольку она не только...
4 мая 2016 в 12:39
3

Свежие статьи

The only show in town: пьеса Плахотнюка «На измор»

Олигарх Владимир Плахотнюк решил взять измором Молдову, ее граждан и внешних партнеров. Каждый раз,...
26 мая 2016 в 13:24
2

«Азов», наркотики и радикалы – кто вербует кишинёвскую молодёжь

Молдавские журналисты редко уделяют внимание такой интересной, казалось бы, теме, как движение футбольных...
25 мая 2016 в 16:22
3

Надежда Кремля провалилась в Австрии: на выборах в Австрии проиграл «пророссийский националист»

Ультраправый политик Норберт Хофер не смог стать президентом Австрии, проиграв на выборах доли процента...
24 мая 2016 в 10:15
4