Вход

Логин

Пароль

Восстановить пароль

Информация

Информация

Ошибка

Регистрация Вход

Республика Молдова: проблемы реабилитации жертв политических репрессий

Автор: enews_1
13 февраля 2016 в 22:59
Комментарии: 5

Начало массовой реабилитации жертв политических репрессий еще в горбачевский период СССР стала одним из первых серьезных сигналов, указывающих на то, что трансформации, вызванные Перестройкой, имеют необратимый характер.

После известного Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г., отменяющего внесудебные решения, вынесенные в период 30-х — начала 50-х гг. внесудебными «тройками» НКВД—УНКВД, коллегиями ОГПУ и «особыми совещаниями» НКВД—МГБ СССР подобные решения принимаются и в союзных республиках.

Необходимо отметить, что в советский период, в частности во второй половине 50-х – начале 60-х гг.  реабилитация коснулась не очень большого числа репрессированных. В частности, были реабилитированы несколько сот человек, входивших в партийное и советское руководство Молдавской Автономной ССР (1924-1940 гг.) и расстрелянных в 1937-38 гг.

Тысячи депортированных в 1940-41 и в 1949-51 гг. были освобождены по амнистии, без реабилитации (было реабилитировано лишь очень небольшое количество лиц из этой категории репрессированных), и тем более без возращения конфискованного имущества, выплаты компенсаций и т.д.

Точное число репрессированных до сих пор не удалось установить, ученым еще предстоит это сделать. В том, что касается депортаций, например, официальные данные публикует МВД Молдовы[1]. Согласно МВД, анализ находившихся в архивах министерства  досье, касающихся депортаций в период 1930-1951 гг., показывает, что в 30-е годы из МАССР были депортированы 1 832 семьи «кулаков», а в 1940-41 гг. в МССР были арестованы и депортированы около 20 000 человек из числа т.н. «социально-опасных элементов». 124 000 бессарабских немцев было репатриировано в 1940 г. в Германию[2].

Жертвами искусственно вызванного голода 1946-47 гг. в МССР стали свыше 200 тысяч человек[3].

В период 1946-1949 гг., согласно Директиве МВД СССР № 97 (1946), из МССР были депортированы лица, служившие в немецкой армии – «власовцы», полицаи, жандармы и другие «пособники антисоветского режима». В эти годы были депортированы (и осуждены) 2 482 человека, дела которых до сих пор находятся в Иркутской, Архангельской областях и в бывшей Карельской АССР.

6-7 июля 1949 года, согласно Постановлению Совета Министров СССР от 6 апреля 1949 г. «О выселении из Молдавской ССР семей кулаков, бывших помещиков и крупных торговцев, активных пособников немецких оккупантов, лиц, сотрудничавших с немецкими и румынскими органами полиции, участников профашистских партий и организаций, белогвардейцев, участников нелегальных сект, а также семей всех перечисленных категорий» (а также практически идентичного Решения Совета Министров МССР № 509 от 28 июня 1949 года ), из МССР были депортированы 11 293 семьи или 34 270 человек, в том числе 9 374 мужчин, 13 651 женщина и 11 245 детей, включая 7 628 семей кулаков, бывших помещиков, коммерсантов общим числом 23 205 человек; 3 665 семей «пособников немецким оккупантам, лиц, сотрудничавших с немецкими и румынскими органами полиции, участников профашистских партий и организаций, белогвардейцев и членов нелегальных сект общим числом 11 065 человек[4].

В 1951 году из МССР были депортированы т.н. сектанты (свидетели Иеговы, баптисты и т.д.) общим числом 2 617 человек (723 семьи).

Согласно данным, опубликованным в 1991 году Министерством государственной безопасности Молдовы, в годы советской власти на территории Молдавии к расстрелу были приговорены 5485 человек[5].

Наибольшее количество смертных приговоров было приведено в исполнение в 1937-38 гг. в МАССР  в г. Тирасполь, г. Балта и г. Котовске (до 1935г. – Бирзула). В одном Тирасполе в месте, называвшемся Срединная (Тираспольская) крепость, были расстреляны свыше 4000 человек.

По другим данным[6], смертные приговоры в советской Молдавии (МАССР и МССР) были вынесены в отношении 5736 лиц, из которых 5550 были гражданами МАССР и МССР, а 186 – иностранными гражданами. 4913 приговоров были приведены в исполнение в МАССР в 1937-38 гг., а 344 - в Кишиневе, Бельцах и Сороках в 1940-41 и 1944-53 гг.[7].

Процесс массовой реабилитации жертв политических репрессий в Молдавии начался только в 1989 году. По упомянутому Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г.  в Молдавии были реабилитированы 7520 человек, из которых 1789 – посмертно[8].

10 апреля 1989 года Совет Министров МССР аннулировал Решение Совета Министров МССР от 28 июня 1949 года “О выселении из Молдавской ССР семей кулаков, бывших помещиков и крупных торговцев”.

24 мая 1989 года Совет Министров Молдавской ССР принимает Постановление № 151: "О порядке возврата имущества и возмещения ущерба гражданам, необоснованно выселенным в 1949 году". Согласно этому постановлению «всем гражданам, необоснованно выселенным из Молдавской ССР на основании постановления Совета Министров Молдавской ССР от 28 июня 1949 г № 509 и впоследствии реабилитированным возвращается их имущество или возмещается его стоимость»[9].

9 апреля 1990 г. Совет Министров Молдавской ССР принимает Постановление № 103: "О порядке возврата имущества и возмещения ущерба некоторым категориям граждан, необоснованно репрессированных в период 30-40-х и начала 50-х годов"[10]. Этим Постановлением Совет Министров расширил список категорий лиц, которым возмещался материальный ущерб, причиненный вследствие репрессий, а также определялось, что компенсация ущерба за конфискованный дом не может превышать сумму в 5 500 рублей.

Уже 10 октября 1990 года Правительство ССР Молдова[11] «в связи с обращением Ассоциации жертв репрессий сталинизма», принимает Постановление № 384: "О приостановлении действия постановления Совета Министров МССР от 24 мая 1989 г. № 151 "О порядке возврата имущества и возмещения ущерба гражданам, необоснованно выселенным в 1949 году"[12]. Очевидно, что приостановка действия данного Постановления Совета Министров была вызвана недоработкой механизма, а также неудовлетворительным размером компенсаций.

Главным документом, регулирующим процесс реабилитации и возмещения ущерба жертвам репрессий в Республике Молдова, стал Закон № 1225 «О реабилитации жертв политических репрессий, совершенных оккупационным тоталитарным коммунистическим режимом (7 ноября 1917 года — 23 июня 1990 года)»[13], принятый 8 декабря 1992 года парламентом Республики Молдова[14]. Закон в своей первоначальной версии вносил определенную терминологическую ясность и давал определения основным понятиям, таким как «политическая репрессия», «жертва политических репрессий» и т.д.

В 1994 году Парламент внес целый ряд поправок и изменений в первоначальный текст Закона, в т.ч. изменив его название. С 1994 года – это Закон о реабилитации жертв политических репрессий. Надо отметить, что поправки к данному закону вносились и принимались также в 1996 г., 1998 г. (два раза), в 1999 г., 2000 г., 2001 г. (2 раза), 2003 г., 2005 г., 2006 г., 2009 г. и 2010 г. Тексты этих законов прилагаются. Из всех этих поправок мы ниже остановимся только на поправке 2006 года[15], изменившей статью 12-ю Закона 1225, регулирующую «возврат имущества, возмещение его стоимости путем выплаты компенсации лицам, подвергшимся политическим репрессиям» и добавившей новую - статью 121, регулирующую «Порядок рассмотрения заявлений о возврате имущества или возмещении его стоимости». Эти поправки позволили сделать Закон № 1225 от 8 декабря 1992 г. более функциональным. Но сначала проанализируем ту часть Закона (с ее последующими модификациями), которая говорит о реабилитации жертв репрессий.

I. Реабилитация

В преамбуле «Закона о реабилитации жертв политических репрессий» молдавские законодатели четко формулируют причины принятия данного Закона:

«Начиная с 7 ноября 1917 года на территории нынешней Республики Молдова, вначале в Молдавской Автономной Советской Социалистической Республике, а с 28 июня 1940 года и в Молдавской Советской Социалистической Республике, государственными органами в период тоталитарного режима совершен ряд массовых политических репрессий.

В процессе рассмотрения дел в период тоталитарного режима государственными административными, судебными и внесудебными органами (ВЧК, ГПУ-ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ, прокуратуры и их коллегии, "двойки", "тройки", "особые совещания", другие органы с аналогичными функциями) грубо нарушались права и свободы граждан.

Парламент, решительно осуждая политические репрессии, совершенные государственными административными, судебными и внесудебными органами в период тоталитарного режима, и попрание ими норм права и морали, принимает настоящий закон в целях реабилитации жертв репрессий, восстановления их в политических, социальных и гражданских правах, возмещения им причиненного материального ущерба, а также устранения других последствий произвола тоталитарного режима».

В статье 1-й Закона дается определение политической репрессии:

«Политической репрессией считаются лишение людей жизни, принудительные меры, применяемые государством к гражданам по политическим, национальным, религиозным или социальным мотивам, в форме лишения свободы, ссылки, высылки, направления на принудительные работы в условиях ограничения свободы, выдворения из страны и лишения гражданства, экспроприации, принудительного помещения в психиатрические учреждения, в других формах ограничения прав и свобод лиц, признанных социально опасными для государства или политического режима, осуществлявшиеся на основании решений государственных административных, судебных и внесудебных органов».

Статья 2 определяет, кого можно считать жертвами политических репрессий и обязывает местные власти выдать удостоверения жертвам политических репрессий по месту их постоянного жительства:

«Жертвами политических репрессий считаются:

лица, пострадавшие от политических репрессий, указанных в статье 1;

лица, по отношению к которым принимались решения о политическом репрессировании, но которым удалось избежать непосредственной репрессии, в том числе благодаря выезду за пределы республики;

члены семей репрессированных лиц, в том числе дети, родившиеся в местах репрессий или по дороге к ним, лица, принужденные или вынужденные следовать за своими родителями, родственниками, опекунами в ссылку или места особого содержания либо оставшиеся без их попечения, а также дети лиц, казненных в результате политических репрессий.

Исполнительные комитеты и примэрии [мэрии – А.Т.] муниципиев выдают соответствующие удостоверения жертвам политических репрессий по месту их постоянного жительства».

В Законе четко указываются временные рамки реабилитации и категории людей, подлежащих реабилитации (исправлены упущения Постановления Совета Министров Молдавской ССР № 151 от 24 мая 1989 года, где реабилитация касалась только депортированных в 1949 году, и Постановления Совета Министров Молдавской ССР № 103 от 9 апреля 1990 г., расширяющей список категорий, подлежащих реабилитации):

… Признаются невиновными и подлежащими реабилитации перед обществом с восстановлением в правах независимо от их настоящего местожительства все лица, которые в период с 7 ноября 1917 года по 23 июня 1990 года были подвергнуты политическим репрессиям на нынешней территории Республики Молдова, а также граждане Республики Молдова, которые были подвергнуты политическим репрессиям на территории другого государства:

 а) репрессированы на основании решений судебных или внесудебных органов (ВЧК, ГПУ - ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ, прокуратур и их коллегий, "двоек", "троек", "особых совещаний" и других органов с аналогичными функциями) за "контрреволюционную деятельность", "измену Родине", "распространение клеветнических измышлений, порочащих государственный и общественный строй" и другие "государственные преступления", "нарушение законов и правил об отделении церкви от государства и школы от церкви", "посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов";

 b) осуждены за неуплату налогов или невыполнение плана сдачи хлеба государству на основании статей 58, 58-1, 58-2 Уголовного кодекса Украинской ССР (в редакции 1927 года);

 с) помещены по решению судебных или внесудебных органов для принудительного лечения в психиатрические учреждения по политическим, национальным, религиозным или социальным мотивам;

 d) подвергнуты экспроприации, депортированы или высланы из Молдавской АССР и Молдавской ССР на основании решений административных органов под предлогом борьбы с кулаками, противниками коллективизации или так называемыми бандитами и их семьями, а также вследствие обвинения в сотрудничестве с "оккупационным буржуазно-помещичьим режимом";

 е) привлечены к принудительным работам в условиях ограничения свободы, в том числе в трудовых колониях НКВД и дисциплинарных батальонах;

 f) заключены в государственные концентрационные или фильтрационные лагеря, осуждены к лишению свободы, сосланы или направлены на принудительные работы в условиях ограничения свободы за участие, будучи мобилизованными во второй мировой войне;

 g) осуждены или казнены за уклонение по политическим или религиозным мотивам от службы в рядах Красной Армии;

 h) уволены с работы или исключены из учебных заведений по политическим, национальным, религиозным или социальным мотивам;

 i) осуждены за участие в публичных манифестациях за провозглашение суверенитета и независимости Республики Молдова или в отношении которых уголовные дела были возбуждены в связи с этими же действиями, а затем прекращены без реабилитирующих оснований, если эти лица не совершили уголовных преступлений».

Закон определяет лиц, не подлежащих реабилитации (ст. 4):

«Не подлежат реабилитации лица, законно осужденные за совершение преступлений геноцида, против мира, человечества или уголовных преступлений, а также лица, признанные виновными в фальсификации уголовных дел в этот период или непосредственно участвовавшие в политических репрессиях, даже если они сами впоследствии были репрессированы».

Из текста Закона ясно следует, что репрессированные а административном порядке (раскулаченные, депортированные, лишенные прав и т.п.)  подлежат реабилитации. Также подлежат реабилитации осужденные за неуплату налогов или невыполнение плана сдачи хлеба государству.

В Законе предусмотрена и процедура установления факта политической репрессии в судебном порядке (ст. 6):

«В случае, если архивные материалы по политическим репрессиям не сохранились вследствие истечения срока хранения или по другим причинам, установление факта политической репрессии осуществляется в судебном порядке».

Материалы о реабилитации рассматриваются соответствующими органами после подачи заявления, однако «органы, непосредственно занимающиеся реабилитацией с правом выносить решения по данному вопросу, обязаны рассматривать все дела, в том числе и те, по которым не поданы заявления о реабилитации» (ст. 7).

Порядок реабилитации определен статьями 5, 51, 52 и 53 Закона:

Ст.5:

«Заявление о реабилитации подается репрессированным лицом либо другими физическими или юридическими лицами:

 в Министерство внутренних дел - в отношении лиц, указанных в пунктах d) и е) статьи 3;

 в Генеральную прокуратуру - в отношении лиц, указанных в пунктах а) b), с), f), g) и i) статьи 3;

 в районный, муниципальный (секторальный) суд - в отношении лиц, указанных в пункте h) статьи 3.

Заявления о реабилитации рассматриваются в трехмесячный срок со дня их подачи».

Ст. 51:

Министерство внутренних дел по заявлению или по собственной инициативе рассматривает дело о реабилитации, устанавливает факт ссылки, высылки, экспроприации, направления на принудительные работы в условиях ограничения свободы или ограничения в других формах прав и свобод лиц на основании решений административных органов, оформляет заключение о реабилитации и выдает соответствующую справку.

Решение Министерства внутренних дел об отказе в реабилитации может быть обжаловано в судебную инстанцию[16].

Ст. 52:

Генеральная прокуратура по заявлению или по собственной инициативе выявляет и проверяет дела, по которым судебными и внесудебными органами вынесены решения в отношении лиц, указанных в статье 3 настоящего закона в порядке, установленном приказом Генерального прокурора.

На основании изучения дел, по которым решения вынесены внесудебными органами, Генеральная прокуратура оформляет заключение о реабилитации и выдает соответствующую справку.

Решение Генеральной прокуратуры об отказе в реабилитации в случаях, предусмотренных частью второй настоящей статьи, может быть обжаловано в компетентную судебную инстанцию.

В результате изучения дел, по которым решения вынесены судебными органами, Генеральная прокуратура вносит протест на их отмену или выносит решение об отказе в реабилитации[17].

Ст. 53:

Жалобы на решения Министерства внутренних дел и Генеральной прокуратуры об отказе в реабилитации, предусмотренные частью второй статьи 51 и частью третьей статьи 52 настоящего закона, рассматриваются Высшей судебной палатой в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом.

Жалобы на отмену или решения Генеральной прокуратуры об отказе в реабилитации, предусмотренные частью четвертой статьи 52 настоящего закона, рассматриваются Апелляционной палатой в порядке, установленном для рассмотрения жалоб на отмену Уголовно-процессуальным кодексом. В результате рассмотрения дела о реабилитации судебная инстанция выдает соответствующую справку[18].

Число реабилитированных

По МВД. Согласно данным Центра информации и документирования МВД, с момента принятия в 1992 г. Закона о реабилитации жертв политических репрессий Министерство внутренних дел рассмотрело материалы 98 % депортированных лиц, а это свыше 11 тысяч досье. По каждому были приняты решения о реабилитации, о выдаче справок о реабилитации, копий документов из досье и личных вещей депортированных лиц (фотографий, рукописей, документов и т.д.).

16 ноября 2010 года Министерство Внутренних Дел начало процесс передачи архивных фондов, касающихся лиц, подвергшихся политическим репрессиям со стороны советского режима в период 1930 – 1951 гг., Государственной архивной службе (Национальному архиву РМ).

На момент начала передачи в МВД (по сведениям из самого МВД) хранились 40 458 дел, относящихся к политическим репрессиям, имевшим место в Молдавии в период с 1930 по 1952. Ни одно из дел, хранившихся в архивах МВД, не было утеряно, либо уничтожено. На сегодняшний день из МВД в Национальный архив РМ было передано около 25 тысяч дел, касающихся лиц, подвергшихся политическим репрессиям[19]. Согласно закону 1992 года о реабилитации жертв политических репрессий МВД обязано периодически публиковать списки подвергшихся гонениям в советский период, однако это не было сделано.

Прокуратура. Согласно информации, предоставленной пресс-службой Генпрокуратуры, в период с 1989 г. по 2013 г. прокуратура выписала свыше 60 тысяч справок о реабилитации жертв политических репрессий.

Только в первой половине 2013 года прокуроры приняли решения по 296 заявлениям о реабилитации. На основании этих решений были выписаны и переданы 215 справок о реабилитации в отношении 283 лиц. За этот же период времени прокуроры подали в Высшую Судебную палату 10 жалоб с требованием отмены судебных решений, принятых в отношении 10 человек, прекращения уголовных дел и реабилитации осужденных[20].

II. Возврат имущества и компенсации

Теперь вернемся к механизму «возврата имущества, возмещению его стоимости путем выплаты компенсации лицам, подвергшимся политическим репрессиям».

Постановлением Совета Министров Молдавской ССР № 151 от 24 мая 1989 года устанавливался механизм возврата имущества или возмещения его стоимости. Реабилитированным возвращалось изъятое или оставленное в связи с репрессиями имущество (за исключением имущества, гражданский оборот которого запрещается). В случае невозможности возврата имущества возмещалась его стоимость (п.2). В пункте 3 говорилось о том, как определяется стоимость имущества: 1) стоимость строений и сооружений – по действующим в момент рассмотрения заявления оценочным нормам государственного обязательного страхования; 2) стоимость скота, птицы и сельхозпродукции – по закупочным ценам, действующим в момент рассмотрения заявления; 3) стоимость иного имущества - по розничным ценам, действующим в момент рассмотрения заявления и т.д.

Имущество возвращают реабилитированным государственные органы, предприятия, общественные и кооперативные организации (в том числе колхозы) или их правопреемники или граждане и их наследники, которым имущество было первоначально передано безвозмездно и у которых оно сохранилось.

Если имущество не сохранилось, компенсация его стоимости выплачивается как за счет местного бюджета, так и государственными органами и предприятиями, первоначально получившими имущество безвозмездно. Все, что было национализировано, включая дом, не возвращалось и не компенсировалось (п. 6 ).

Вопрос о возврате имущества рассматривался исполнительными комитетами Советов народных депутатов тех районов и городов, на территории которых реабилитированные проживали до их выселения. Для установления количества возвращаемого имущества или определения его стоимости районные и городские исполкомы советов народных депутатов создавали специальные комиссии (п.7.).

Устанавливались верхние пределы для компенсации стоимости домов - 5 500 руб. (Постановление № 103 от 9 апреля 1990), стоимость скота, птицы и сельхозпродукции – 1 500 руб., или всего имущества, включающего строения, скот, сельскохозяйственный инвентарь и т.п. – 7 000 рублей.

Согласно этому Постановлению (со всеми последующими изменениями), компенсации были получены тысячами реабилитированными. Точное их число установить трудно, поскольку четкого документированного учета не велось, и общей статистики такого рода нам обнаружить не удалось. Сегодня многие скрывают факт получения в 1989-1991 гг. компенсаций, поскольку это не позволяет требовать от государства более справедливой компенсации (возможность появившаяся после поправок 2006 г. к Закону о реабилитации).

Чтобы было понятно, что представляла собой компенсация, полученная в 1989 году, привожу воспоминания Бырду Марии Васильевны из п. Ниспорены, которая в возрасте пяти лет была депортирована вместе с матерью в Сибирь: «Помню, мама (Евдокия Бырду – А.Т.) в 1989 г. получила 5 тысяч рублей, которые разделила между нами: тысячу дала мне, тысячу Васе (родился в Сибири - А.Т.), тысячу Любе (родилась в Сибири – А.Т.) и по тысяче Иону и Саше (оба родились после ссылки в Молдове – А.Т.). Я себе на тысячу рублей купила ковер на стену».

Все имущество Евдокии Бырду (дом, скот, земля, инвентарь, посуда и другая утварь и т.д.), конфискованное в 1949 году, было ей возвращено в 1989 году в виде компенсации деньгами, за которые можно было купить 5 (!) ковров на стену.

Постановление Совета Министров Молдавской ССР № 151 от 24 мая 1989 года было, по просьбе самих репрессированных, приостановлено осенью 1990 г.

После развала СССР исчезли Советы народных депутатов, исполкомы, колхозы и предприятия, которые, согласно Постановлению 1989 г. № 151, должны были возвращать имущество и выплачивать компенсации. Не работали и спецкомиссии, которые рассматривали дела репрессированных.

В декабре 1992 года парламент принимает упомянутый в начале статьи Закон № 1225 «О реабилитации жертв политических репрессий, совершенных оккупационным тоталитарным коммунистическим режимом (7 ноября 1917 года — 23 июня 1990 года).

Во исполнение Закона о реабилитации…. 1225 от 8 декабря 1992 года, Парламент принимает Постановление № 1226-XII О введении в действие Закона о реабилитации жертв политических репрессий, совершенных оккупационным тоталитарным коммунистическим режимом (7 ноября 1917 года — 23 июня 1990 года), где выработан конкретный механизм реализации некоторых его положений:

«Статья 2 — Единовременную компенсацию, предусмотренную статьей 14 указанного закона, выплачивать поэтапно:

в 1993 году — семьям лиц, приговоренных к смерти и казненных;

в 1994 году — семьям лиц, умерших в результате политических репрессий, независимо от места смерти.

Статья 3 — Правительству:

до 1 февраля 1993 года:

— представить Парламенту предложения о внесении изменений и дополнений в действующее законодательство в соответствии с требованиями указанного закона;

— привести в соответствие с указанным законом все свои нормативные акты;

— разработать и утвердить образец удостоверения, дающего право на льготы реабилитированным жертвам политических репрессий;

— разработать и утвердить порядок и сроки возвращения материальных ценностей реабилитированным лицам;

— предусмотреть в двухсторонних договорах с государствами — бывшими союзными республиками — сотрудничество в вопросе выявления материалов по политическим репрессиям;

— поставить перед Правительством Российской Федерации — правопреемника СССР — вопрос о предоставлении денежных средств для компенсации материального ущерба, причиненного гражданам Республики Молдова, подвергшимся политическим репрессиям.

Статья 4 — Республиканской прокуратуре установить лиц, непосредственно участвовавших в политических репрессиях, и принять соответствующие меры.

Статья 5 — Комиссии по правам человека и национальным отношениям Парламента до 1 января 1993 года разработать проект закона о жертвах второй мировой войны.

Статья 6 — Комиссиям Парламента по правам человека и национальным отношениям, по здравоохранению и социальному обеспечению контролировать исполнение требований указанного закона и ежегодно информировать Парламент о его соблюдении…»

Из всех поручений Парламента правительству было, в общем и целом, выполнено только одно – был разработан и утвержден образец удостоверения, дающего право на льготы реабилитированным жертвам политических репрессий. Образец этого удостоверения был утвержден постановлением Правительства Республики Молдова от 11 марта 1993 г. N 128[21].

Уже через несколько месяцев (14 июня 1993 г.) Правительство принимает Постановление Nr. 367 О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Республики Молдова[22], согласно которому: «…

В постановлении Совета Министров Молдавской ССР от 24 мая 1989 г. N 151 "О порядке возврата имущества и возмещения ущерба гражданам, необоснованно выселенным в 1949 году" (с изменениями, внесенными постановлением Совета Министров Молдавской ССР от 9 апреля 1990 г. N 103 и постановлением Правительства Республики Молдова от 11 марта 1993 г. N 128) (Ведомости МССР, 1989 г., N 6, ст.144; 1990 г., N 5, ст.96; Монитор Парламента, 1993 г., N 3, ст.83):

дополнить пункт 3 абзацем следующего содержания:

"В случаях, когда реабилитированным лицам не был возмещен полностью ущерб (на основании ранее принятых решений райисполкомов и примэрий городов), размер суммы, подлежащей возмещению, определяется в порядке, установленном настоящим пунктом в части имущества, по которому выплаты не были произведены, но не более 100 тыс. рублей на одну выселенную семью";

пункт 4 изложить в следующей редакции:

Установить, что в случае невозможности возврата имущества или возмещения его стоимости ввиду отсутствия или несохранности документов, подтверждающих его изъятие и реализацию, ущерб возмещается реабилитированному лицу на основании других доказательств путем выплаты компенсации.

В данном случае компенсация реабилитированным лицам (на выселенную семью) выплачивается в размере 90 тыс.рублей за все имущество (включая строения, скот, сельскохозяйственный инвентарь и т.д.). Компенсация, выплачиваемая реабилитированному лицу, начисляется исходя из цен, действующих на момент удовлетворения заявления, но размер ее не должен превышать вышеустановленной суммы.

Предоставить право органам местного самоуправления устанавливать указанным лицам при наличии достаточных оснований размер выплат в пределах суммы, предусмотренной пунктом 3 настоящего постановления".

Из пункта 6 постановления Правительства Республики Молдова от 11 марта 1993 г. N 128 "О мерах по реализации Закона Республики Молдова о реабилитации жертв политических репрессий, совершенных оккупационным тоталитарным коммунистическим режимом (7 ноября 1917 г. - 23 июня 1990 г.)" исключить слово "только" и дополнить его словами: "а также лицам, которым в связи с приостановлением в 1990 году действия указанного постановления компенсации выплачены частично".

В этом постановлении суммы компенсаций (в абсолютных величинах) на порядок выше тех, которые были предусмотрены в документах 1989 года. Однако это был период, когда инфляция на постсоветском пространстве достигла своих максимальных показателей. В 1993 году курс доллара вырос с 414 рублей на 1 января 1993 года до 1247 рублей на последних торгах 1993 года, которые были проведены 29 декабря. Т.е. 100 000 рублей - это около 240 долларов США в начале 1993 года и около 80 долларов в конце.

Молдова в 1993 году перешла на национальную валюту – лей.

Нечеткость формулировок, как то: «Предоставить право органам местного самоуправления устанавливать указанным лицам при наличии достаточных оснований…», или «ущерб возмещается реабилитированному лицу на основании других доказательств путем выплаты компенсации..» и т.д., где не указаны ни обязательства органов местного самоуправления, ни что делать репрессированному, если он не согласен с решением этих органов, не указано, что может служить «другим доказательством» - эта начеткость вносила сумятицу и практически блокировала процесс возмещения материального ущерба бывшим репрессированным.

Все это, а также то, что в 1994 году в Молдове на досрочных парламентских выборах одержала убедительную победу Аграрно-демократическая партия Молдовы, не считавшая реабилитацию жертв репрессий и возвращение им утерянного имущества приоритетом, не способствовало нормальному функционированию механизма реабилитации и возмещения убытком репрессированным.

26 мая 1995 года Правительство приняло Постановление № 338 «О порядке возвращения имущества, возмещения его стоимости и выплате компенсаций репрессированным лицам». Пункт 2 данного Постановления предусматривал, что в случаях, когда по объективным причинам имущество реабилитированных лиц не сохранилось и/или не может быть возвращено, возмещается его стоимость, однако общая сумма выплат за это имущество не должна превышать 200 леев (около 50 долларов США) на одну выселенную семью. В соответствии с пунктом 3 постановления при невозможности определить стоимость имущества из-за отсутствия необходимых документов, компенсация выплачивается в размере не более 90 леев на одну выселенную семью.

Однако Постановлением № 41 от 20 июля 1999 года Конституционный суд признал положения пунктов 2 и 3 Постановления Правительства № 338, предусматривающие порядок и размер компенсаций за конфискованное или национализированное имущество, противоречащими ст.6 и ст.72 Конституции, поскольку содержали первичные правовые нормы, которые устанавливаются только законом.

Кроме того, Конституционный суд признал мизерными суммы компенсаций, варьировавшие между 200 и 90 леями, которые были предусмотрены для выплаты выселенным семьям, указав, что эти положения противоречат ст.53 ч.(1) Конституции.

До 1 января 2007 года, до вступления в силу Закона № 186 от 29.06.2006 О внесении изменения и дополнения в Закон о реабилитации жертв политических репрессий № 1225-XII от 8 декабря 1992 года, в Молдове действовал целый ряд подзаконных актов, которые не обеспечивали сколько-нибудь работающего механизма возврата имущества или возмещения его стоимости. Процесс восстановления справедливости в отношении жертв политических репрессий был фактически блокирован.

Закон № 186-XVI был принят Парламентом во исполнение Постановления Конституционного суда № 41 от 20 июля 1999 года, следуя при этом предписаниям ст.72 ч.(3) п.i) Конституции, согласно которой общий правовой режим собственности регламентируется органическим законом (т.е. законом, статус которого ниже конституционного, но выше обычного закона).

Часть 2 ст.12 Закона №1225-XII была изложена в новой редакции: «Не могут быть возвращены участки земли, леса, многолетние насаждения, предметы, изъятые из гражданского оборота, а также другое имущество, конфискованное, национализированное или любым иным способом изъятое из владения по соображениям, не связанным с политическими репрессиями».

Одновременно Парламент внес в Закон №1225-XII статью 121 , устанавливающую механизм возврата имущества или возмещении его стоимости.

Во исполнение некоторых положений Закона № 1225-XII, с последующими изменениями и дополнениями, 5 июня 2007 года Правительство приняло Постановление № 627 [23], которым утвердило Положение о возмещении стоимости имущества путем выплаты компенсации лицам, подвергшимся политическим репрессиям, а также выплате компенсации в случае смерти в результате политических репрессий, и признало утратившим силу Постановление Правительства № 338 от 26.05.1995, за исключением пункта 16.

Некоторые положения Закона, касающиеся, в частности, механизма возврата имущества или возмещении его стоимости были уточнены Постановлением Конституционного суда Nr. 16 от 12.06.2007 «О проверке конституционности статьи II части второй Закона № 186-XVI от 29 июня 2006 года «О внесении изменения и дополнения в Закон о реабилитации жертв политических репрессий № 1225-XII от 8 декабря 1992 года» и статьи 12 части восьмой Закона № 1225-XII от 8 декабря 1992 года в редакции Закона № 186-XVI от 29 июня 2006 года»[24].

Сегодня этот механизм работает следующим образом:

«Заявления о возврате имущества или возмещении его стоимости путем выплаты компенсации рассматриваются специальными комиссиями, созданными органами местного публичного управления районов, городов Кишинев и Бельцы, автономного территориального образования Гагаузия, на территории которых реабилитированные лица проживали в момент совершения политических репрессий.

Заявление о возврате конфискованного, национализированного или любым иным способом изъятого из владения имущества или о возмещении его стоимости подается в течение трех лет с момента извещения лица, подвергшегося политическим репрессиям, о его реабилитации, и рассматривается в срок до 6 месяцев со дня подачи.

Комиссия устанавливает, какое имущество должно быть возвращено, и определяет его стоимость на основании документов, подтверждающих конфискацию, национализацию или любой иной способ изъятия из владения, выданных архивами и другими уполномоченными учреждениями, или на основании других законных доказательств.

Решение комиссии о возврате имущества, возмещении его стоимости или выплате компенсации может быть обжаловано в судебную инстанцию.

Споры в связи с возвратом имущества, возникающие между реабилитированными лицами или их наследниками, с одной стороны, и юридическими лицами любой формы собственности или физическими лицами, с другой стороны, разрешаются в судебном порядке.

Для граждан Республики Молдова, подвергшихся политическим репрессиям на территории другого государства, имущество которых было конфисковано, национализировано или любым иным способом изъято из их владения на территории, которая в настоящее время не входит в состав Республики Молдова, возврат или возмещение стоимости данного имущества осуществляется на основании договора между Республикой Молдова и соответствующим государством. При разработке проектов межгосударственных договоров Министерство финансов, Министерство внутренних дел, Министерство иностранных дел и европейской интеграции, Министерство экономики и торговли, другие министерства и компетентные органы должны предусматривать положения о возврате гражданам Республики Молдова, подвергшимся политическим репрессиям на территории других государств, конфискованного, национализированного или изъятого любым иным способом из их владения имущества или возмещении его стоимости путем выплаты компенсации».

Вместе с заявлением в специальные комиссии подаются и следующие документы:

·документ, подтверждающий гражданство Республики Молдова;

· решение о реабилитации;

· документы, касающиеся конфискации, национализации имущества;

· Сертификат наследника (документ, которого нет у большинства родственников жертв репрессий - своего рода документ о передаче права на компенсацию) и документ, подтверждающий состояние родства с лицом, подвергшимся политическим репрессиям, в случаях, когда заявление подается наследниками лица, подвергшегося политическим репрессиям;

· Документы, оценивающие имущество по рыночным ценам на момент рассмотрения заявления.

Стоимость конфискованного имущества оценивается следующим образом:

· дома и другое недвижимое имущество оценивается на основе расчетов, осуществляемых территориальным кадастровым органом, согласно рыночным ценам;

· Стоимость домашнего скота, птицы и другого имущества оценивается согласно рыночным ценам (как правило, согласно справкам, выданным местными рынками).

Включение сертификата наследника в список обязательных документов резко сократило число тех, кто подпадал под действие нового Закона. Такие сертификаты были на руках у очень малого числа родственников, умерших репрессированных.

После публикации этих поправок к Закону Председатель Ассоциации бывших депортированных и политических узников Молдовы г-жа Валентина Стурза назвала его «мертвым законом», обвинив тогдашнего премьера Василия Тарлева в том, что он ее обманывал, когда обещал принять функционирующий закон, нацеленный на восстановление справедливости в отношении жертв политических репрессий и их родственников[25].

Почти типичная ситуация

Вот типичный случай возмещения ущерба, последовавшего в результате политических репрессий:

В 1944 году отец гражданки М. был приговорен к 10 годам тюрьмы с поражение в правах на 5 лет и конфискацией имущества. В 1945 году он умер в заключении. В августе 1949 года мама гражданки М. была арестована и приговорена к 10 годам с поражением в правах на 5 лет и конфискацией имущества. Гражданка М. осталась сиротой. Все имущество семьи было конфисковано. Мама отсидела срок и умерла в 1976 году. Решением Президиума Верховного Суда РМ от 26 декабря 1994 г., родители гражданки М. были реабилитированы посмертно.

В 2007 году гражданка М. подает в районный совет заявление по поводу компенсации материального ущерба, нанесенного вследствие политических репрессий в размере 1 200 000 леев (около 100 000 долл. США). Комиссия, однако, отклонила заявление гражданки М.

Гражданка М. подала заявление в районный суд, который взыскал с районного совета в пользу гражданки М. материальный ущерб, нанесенный вследствие политических репрессий, в размере 150 000 леев (около $12 500): дом – 52 000 леев, 4 лошади – по 5 000 леев каждая; 6 коров – по 6 000 леев каждая; 60 овец – по 300 леев каждая; 10 поросят – по 1200 леев каждый.

Суд отклонил заявление гражданки М. в части, касающейся компенсации стоимости земельных угодий, размером 23 га и стоимостью в 850 000 леев, поскольку согласно Закона гражданам, подвергшимся политическим репрессиям и реабилитированным впоследствии земельные угодья, леса, многолетние плантации (сады) и т.д. не возвращаются.

Гражданка М. с этим решением не согласилась и обратилась в апелляционную инстанцию, которая оставила в силе решение районного суда[26].

Ежегодно для возмещения ущерба лицам, пострадавшим вследствие политических репрессий и их родственникам, выделяются средства из местных (районных) бюджетов и государственного бюджета РМ. Объем перечислений из госбюджета определяется после изучения решений районных спецкомиссий и соответствующих решений суда. В 2013 году для реабилитации жертв репрессий министерство финансов перечислило районным администрациям 1.24 миллион леев. Т.е. примерно 8 случаев гражданки М.

В том же году Министерство финансов Молдовы выделило из государственного бюджета 15.7 миллионов леев для единовременной помощи жертвам политических репрессий. Каждый реабилитированный получил по 5оо леев единовременной помощи. Кишиневская мэрия также предоставила материальную помощь бывшим депортированным и политическим заключенным. Из ресурсов муниципального фонда социальной поддержки населения было выделено 450 тысяч леев. Более 2500 жителей Кишинева получили по 500 леев к 6 июля, в 64 годовщину сталинских репрессий.

Проблемы

Как видно, средства, выделяемые из бюджета на единовременные выплаты жертвам репрессий, намного превышают те, которые выплачиваются по решениям районных спецкомиссий и по судебным решениям о возмещении материального ущерба жертвам политических репрессий.

Это объясняется относительно небольшим числом положительных решений, выносимых районными спецкомиссиями. Многие, получившие мизерные компенсации в предыдущие годы, по Закону о реабилитации в версии от 2006 года (который не устанавливает никаких нижних и верхних пределов компенсации) потеряли право претендовать на более справедливую компенсацию понесенного ущерба. Тем не менее, в случае, если реабилитированные считают, что ущерб был им компенсирован в недостаточной мере, они могут претендовать на новое решение о компенсации. Однако недостаточность компенсации необходимо еще доказать.

Закон о реабилитации с поправками 2006 года также предусматривает определенные сроки подачи заявлений в спецкомиссии: в течение 3 лет с момента уведомления о реабилитации и в течение одного года после вступления Закона в силу (1 января 2007г.) для тех, кого реабилитировали задолго до того, как были внесены соответствующие поправки (Закон №186-XVI) в Закон о реабилитации жертв политических репрессий. Именно этот срок в один год не был соблюден большинством из тех, кто намеревался потребовать более справедливых компенсаций утерянного вследствие репрессий имущества. Закон вступил в силу, но это не сопровождалось широким информированием населения. Многие просто не знали о новых положениях Закона о реабилитации жертв политических репрессий, тем самым потеряв возможность обратиться в спецкомиссии с соответствующими заявлениями.

Были и есть проблемы с качеством работы районных спецкомиссий. В некоторых районах они работают быстро, профессионально и эффективно, не вызывая нареканий со стороны заявителей. В других, наоборот – затягивают рассмотрения, требуют много дополнительных документов, необоснованно отказывают в удовлетворении заявлений, тем самым заставляя заявителей обращаться в суды. Судебные разбирательства могут длиться многие годы.

Тот факт, что изначально (с 2006 г.) денежная компенсация утерянного имущества осуществлялась из местных бюджетов (с 2012 года - в том числе и из трансфертов из госбюджета[27]) во многом определяла качество и темпы работы районных комиссий, которые скорее защищали бюджеты своих районов, чем права жертв политических репрессий.

Серьезным препятствием к восстановлению справедливости в отношении бывших репрессированных является финансовая слабость государства. В этой ситуации государство само, вопреки изначально провозглашенным стремлению и желанию восстановить справедливость в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, создает все новые и новые проблемы (законодательная сумятица, бюрократия, чрезмерная формализация процесса и т.д.) на пути восстановления справедливости в отношении указанных лиц.

В этом, по-моему, и заключается главное противоречие процесса возмещения ущерба репрессированным в Республике Молдова. С одной стороны закрепленное в законодательстве стремление государства восстановить справедливость в отношении этих лиц, с другой - препятствование этому со стороны того же государства.

Доклад Центра по правам человека РМ

В 2008 году эта ситуация оказалась в центре внимания молдавских омбудсменов. Центр по правам человека Республики Молдова в ежегодном докладе констатировал, что «несмотря на то, что вопросы депортированных лиц находится в центре внимания законодателей многие годы, механизм возврата имущества или выплаты компенсаций остается несовершенным и создает дополнительные проблемы для граждан, подвергшихся политическим репрессиям или их наследников».

Было установлено, что в некоторых районных архивах не сохранилась информация о конфискации имущества депортированных граждан. Следовательно появились дополнительные препятствия в рассмотрении заявлений специальными комиссиями, созданными местными органами публичной власти. … В большинстве случаев не существует документов, подтверждающих невозврат имущества или невозмещение его стоимости.

В связи с этим были внесены изменения в Положение о возмещении стоимости имущества путем выплаты компенсаций лицам, подвергшимся политическим репрессиям, а также о выплате компенсации в случае смерти вследствие политических репрессий. Таким образом, сбор необходимой информации входит в компетенцию специальных комиссий. Если бы не появились очередные препятствия, можно было бы расценить внесение этих изменений как попытку облегчить положение людей и позволить им вписаться в установленный законом срок подачи заявления о возврате конфискованного имущества или возмещении его стоимости путем выплаты компенсаций. Ранее органы местного публичного управления не могли выдавать документы, подтверждающие невозврат имущества или невозмещение его стоимости (в отсутствие документации, подтверждающей учет движения денежных средств, органы местного публичного управления не рисковали выдавать такие справки).

После внесения изменений в Постановление Правительства № 627 от 05.06.2007 органы местного публичного управления по запросу специальных комиссий начали предоставлять информацию о лицах, которым было возвращено имущество или возмещена его стоимость, в качестве доказательства предоставляя не документы, подтверждающие факт выплаты компенсаций, а лишь свои постановления об утверждении списков бенефициантов права на выплату компенсаций. Специальные комиссии принимали эти постановления в качестве доказательств и, соответственно, отклоняли заявления о возвращении конфискованного имущества или возмещении его стоимости. По мнению парламентских адвокатов, такое положение вещей, во многом, сложилось из-за безответственного отношения членов специальных комиссий к данному вопросу и, возможно, нежеланию осознания всей тяжести положения, ответственности государства за совершенное когда-то беззаконие.

Безусловно, решение специальной комиссии может быть обжаловано в судебном порядке. В этом случае истец (репрессированный) должен представить суду доказательства обоснованности своих требований. Как правило, судебные инстанции отклоняют такие иски в связи с тем, что «истец не представил доказательства, подтверждающие невозмещение стоимости конфискованного имущества», игнорируя положения статьи 118 Гражданского процессуального кодекса, согласно которым «каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений…», а судебная инстанция «вправе предложить сторонам и другим участникам процесса в случае необходимости представить дополнительные доказательства и доказать факты, составляющие предмет доказывания, чтобы убедиться в их достоверности». Следовательно, для принятия законного и обоснованного решения, закон предоставляет судье возможность оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, беспристрастном и непосредственном рассмотрении всех имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь законом.

Должное разрешение проблем, с которыми сталкивается эта категория лиц, предполагает активное вмешательство органов центрального и местного публичного управления, тем самым избегая предпосылки обращения граждан в международные судебные инстанции.

Одновременно, парламентские адвокаты считают необходимым пересмотреть Ст. II Закона № 186 от 29.06.2006 о внесении изменения и дополнения в Закон о реабилитации жертв политических репрессий № 1225-XII от 8 декабря 1992 г., ввиду продления срока подачи заявления о возврате изъятого имущества[28].

Высшая Судебная Палата

Учитывая разный уровень качества работы комиссий, методологический разнобой и тот факт, что все больше и больше граждан обращаются в суды для решения проблем, связанных с возмещением ущерба вследствие репрессий, Высшая судебная Палата разработала и опубликовала в декабре 2013 года Рекомендацию № 60 О возвращении конфискованного имущества жертвам политических репрессий[29], в которой предлагает единую методику рассмотрения такого рода дел во всех судебных инстанциях страны.

Аудит Счетной Палаты

В мае 2014 года Счетная Палата Республики Молдова опубликовала результаты финансового аудита механизма возврата имущества и выплаты компенсаций лицам, подвергнувшимся политическим репрессиям. В документе говорится, что для членов специализированных комиссий следовало организованно и в централизованном порядке обеспечить обучение, чтобы они лучше понимали полномочия и задачи, возложенные на них по закону. Члены этих комиссий ощутили и отсутствие практического руководства по применению законодательства, касающегося оценки, установления и выплаты возмещения лицам, которые подверглись репрессиям. Все эти аспекты еще остаются очень сложными и разными.

В ходе аудита также выяснилось, что органы местного публичного управления в недостаточной мере обеспечивали качество работы специализированных комиссий и максимально правильное применение норм Закона о реабилитации жертв политических репрессий. «Все вышеизложенное отрицательным образом сказалось на эффективности деятельности специальных комиссий, а прогресс в этом отношении не был достигнут», – указывается в отчете.

Как отмечает Счетная палата, «сложившаяся ситуация чревата тем, что не будут выполнены надлежащим образом задачи, установленные законодательством относительно возмещения реабилитированным лицам стоимости имущества, что влечет за собой выделение и выплату серьезных сумм из публичных средств». Только в 2008-2013 гг. финансовая помощь, предоставлена из госбюджета, составила 139,2 млн. леев, ее получили 425 семей. Распределение по годам следующее: 2008 – 58 человек; 2009 – 148; 2010 – 47; 2011 – 67; 2012 – 32; 2013 – 83[30].

В отчет включены около 20 примеров, из которых следует, что инструменты, внедренные и применяемые профильным и учреждениями для установления и выплаты компенсаций лицам, которые подверглись политическим репрессиям, не были действенными и достаточными.

При этом ведомство указывает на то, что не существует регистра, который ведется вручную, либо информационной системы учета компенсаций, установленных жертвам политических репрессий, не существует никакого учета этих лиц. Все названные факторы «сохраняют повышенный риск нерегламентированной выплаты компенсаций наследникам репрессированных лиц[31]. В данном случае Счетная палата обеспокоена не тем, чтобы репрессированные получили деньги, а тем, чтобы деньги не выплатили наследникам, не имеющим должных бумаг.

Правительственная комиссия по проблемам жертв политических репрессий

Постановлением Правительства № 516 от 13 мая 2006 г. и во исполнение положений Закона о реабилитации жертв политических репрессий №1225-XII от 8 декабря 1992 г.[32], с последующими изменениями и дополнениями, была создана Правительственная комиссия по проблемам жертв политических репрессий[33].

Правительственная комиссия по проблемам жертв политических репрессий имеет целью продвижение государственной политики в области реабилитации жертв политических репрессий и разрешение вопросов, возникающих в процессе применения нормативных актов, регулирующих данную область.

Комиссия призвана способствовать принятию эффективных мер по решению проблем, с которыми сталкиваются жертвы политических репрессий, и выполнению планов мероприятий по их социальной защите и восстановлению в правах.

Основными задачами комиссии являются: a) участие в процессе разработки и реализации нормативных актов по политическим, социальным и гражданским правам реабилитированных лиц; b) разрешение иных проблем и мониторинг компетентными органами публичного управления применения положений о реабилитации жертв политических репрессий Закона №1225-XII от 8 декабря 1992 г., порядка возвращения имущества, конфискованного, национализированного или изъятого иным способом.

Председателем этой комиссии в 2006 г. был назначен министр юстиции. В комиссию также вошли представители (на уровне заместителей министров) минфина, министерства экономики и торговли, министерства социальной защиты, семьи и ребенка, МВД, и Службы информации и безопасности Республики Молдова.

Эффективность этой комиссии была не очень велика. Вот статистика ее заседаний: 2006 – 3 заседания; 2007 – 4; 2008 – 2; 2009 - 0; 2010 – 1; 2011 – 1. В силу того, что во главе этой комиссии находился министр юстиции, в адрес министерства приходило ежегодно от 12 до 130 петиций от жертв политических репрессий (напрямую или через администрацию президента, правительство и т.д., куда эти петиции также поступали). Минюст отвечал на эти петиции, но не был в состоянии оказывать другой помощи авторам петиций.

В 2011 году было принято решение передать данную комиссию под контроль Министерства труда, социальной защиты и семьи. Председателем Комиссии стала министр труда, социальной защиты и семьи Валентина Булига[34], а в ее состав вошла и председатель Ассоциации бывших депортированных и политических узников Валентина Стурза.

Тем самым Правительственная Комиссия по делам жертв политических репрессий из органа, вырабатывающего государственную политику в отношении жертв политических репрессий (что и является ее главной задачей), была превращена в еще одну инстанцию, оказывающую социальную помощь указанной категории лиц.

Никакой статистики, или информации о работе данной Комиссии после смены концепции и руководства в 2011 году нам найти не удалось. Надо полагать, сегодня данная Комиссия практически не действует.


III
. Социальные последствия реабилитации для бывших жертв

Законодательством Молдовы предусмотрены льготы для жертв репрессий.

Граждане Республики Молдова – жертвы политических репрессий имеют право на получение беспроцентного кредита для строительства нового жилья (в случае, если не имеют жилья в собственности) или ремонта возвращенных или имеющихся в собственности домов. Размер кредита определяется органами местного публичного управления на основе технической экспертизы имущества (ст.18)[35].

Споры в связи с реабилитацией жертв политических репрессий рассматриваются в судах всех уровней без уплаты судебной пошлины (ст.19).

Граждане Республики Молдова, репрессированные и впоследствии реабилитированные, имеют право на пенсию согласно Закону о пенсиях государственного социального страхования (ст.20)[36].

Инвалиды и пенсионеры (установленного пенсионного возраста) - граждане Республики Молдова, репрессированные и впоследствии реабилитированные, пользуются правом:

- получения медицинской помощи в соответствии с минимумом бесплатного медицинского страхования, установленным законодательством, а также обеспечения специфическими лекарственными средствами согласно национальным программам;

- бесплатного изготовления и ремонта зубных протезов (за исключением протезов из драгоценных металлов), обеспечения на льготных условиях другими протезо-ортопедическими изделиями;

- санаторного оздоровления в порядке, установленном Правительством;

- первоочередного устройства в дома престарелых и инвалидов с бесплатным государственным обеспечением при сохранении не менее 25 процентов начисленной пенсии;

- первоочередной установки телефона.

Реабилитированным лицам, имеющим право на льготы, предусмотренные настоящим законом, выдается соответствующее удостоверение (ст 21).

Ежемесячные государственные пособия

В соответствии с Постановлением Правительства № 730 от 02.10.2012 г. «О внесении изменений дополнений и признании утратившими силу некоторых Постановлений Правительства»[37] и в соответствии со ст.2 п. i Положения о порядке установления и выплаты ежемесячных государственных пособий некоторым категория населения, утвержденного Постановлением Правительства №470 от 02 мая 2006 года: Реабилитированным жертвам политических репрессий 1917-1990 годов устанавливается размер ежемесячного государственного пособия в размере - 100 леев[38]. Для получения данного вида пособия необходимо предоставить в Территориальную Кассу Социального Страхования (ТКСС) заявление с приложением копий удостоверения личности и удостоверения, выданного соответствующими органами, которые подтверждают права реабилитированных жертв политических репрессий.

Сегодня эти ежемесячные государственные пособия получают 8 475 жертв политических репрессий.

Как было отмечено выше, в последние годы правительство принимает решения о единовременных выплатах жертвам политических репрессий, приуроченных к годовщине самой массовой депортации, имевшей место 6-7 июля 1949 года. Согласно этим решениям лица, подвергшиеся политическим репрессиям получают каждый год по 500 леев[39]. В 2013 году Министерство финансов Молдовы выделило из государственного бюджета 15.7 миллионов леев для единовременной помощи жертвам политических репрессий.

 

IV. Общественный статус жертв

Общественные организации жертв и их родственников

После провозглашения независимости Молдовы первыми организациями, активно занимающимися проблемами жертв политических репрессий в МССР, были Народный Фронт Молдовы и Ассоциация жертв оккупационного коммунистического режима и военных ветеранов румынской армии (впоследствии, - 11 июня 2000 г. на своем IV съезде, - переименованная в Румынскую национальную Партию), во главе которой был Георге Гимпу[40].

В 2002 году в Молдове была зарегистрирована Ассоциация бывших депортированных и политических узников Молдовы[41], которая является сегодня одной из самых активных и влиятельных общественных организаций, занимающихся проблемами жертв политических репрессий. Главной задачей Ассоциации является оказание всемерной помощи жертвам политических репрессий в Молдове.

В то же время, поскольку тема репрессий в МССР крайне политизирована[42], Ассоциация вовлечена и в политическую жизнь страны, открыто поддерживает на выборах те или иные политические формирования Молдовы, делает заявления политического характера, комментирует происходящие в стране события. Председателем Ассоциации является г-жа Валентина Стурза (бывший заместитель Георге Гимпу в бытность того Председателем Ассоциации жертв оккупационного коммунистического режима и военных ветеранов румынской армии и Румынской Национальной Партии). Отцу Валентины в 1941 году расстрел был заменен 10-ю годами лагерей. Семья была депортирована в Казахстан.

Из других общественных организаций, занимающимися (в какой-то степени) проблемами политических репрессий советского периода, необходимо отметить также Институт общественной истории ProMemoria[43]. В раличных аспектах тему жертв политических репрессий советского периода затрагивают организации унионистского, прорумынского характера. Такие, как, например, Совет Объединения (Consiliul Unirii), выступающий за объединение Молдовы и Румынии.

В 2012 году Совет Объединения выступил с инициативой, чтобы международное сообщество признало геноцид жителей Бессарабии со стороны СССР. По мнения членов Совета «Геноцид означает преступление против человечества, которое не имеет срока давности. Таким образом, авторы геноцида должны ответить за содеянное и сегодня, а те, кто не признают этот геноцид, должны привлекаться к уголовной ответственности. Так же как было сделано в отношении признания Холокоста»[44].

Необходимо подчеркнуть, что все общественные организации, в той или иной форме и степени занимающиеся жертвами депортаций и репрессий, как правило, вовлечены в активную политическую деятельность.

Организации, работающие в интересах жертв политических репрессий

В октябре 2010 в Кишиневе на факультете истории и философии Госуниверситета создается Центр по изучению тоталитаризма, который концентрируется в основном на исследованиях преступлений советской власти на территории МССР. Основателем и директором Центра является доктор истории Игорь Кашу[45]. В 2006 году г-н Кашу участвовал в составлении доклада Президентской Комиссии по анализу коммунистической диктатуры в Румынии, известной как Комиссия Тисмэняну (Владимир Тисмэняну – председатель Комиссии), созданной Президентом Румынии Трэяном Бэсеску, стремившимся получить формальные основания для официального осуждения коммунизма в Румынии[46]. Игорь Кашу является автором главы под названием «Коммунистические репрессии в советской Молдавии».

В 2010 году он участвовал в другой президентской Комиссии - Комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в Республике Молдова, созданной указом исполняющего обязанности президента РМ Михая Гимпу[47], о которой больше информации приведу чуть ниже. Игорь Кашу автор целого ряда публикаций, касающихся политических репрессий в МАССР и МССР. В 2014 году под эгидой Центра по изучению тоталитаризма И.Кашу публикует большое исследование под названием Duşmanul de clasă. Represiuni politice, violenţă şi rezistenţă în R(A)SS Moldovenească, 1924-1956 (Классовый враг. Политические репрессии, насилие и сопротивление в М(А)ССР 1924-1956 гг.)[48].

Другим центром, занимающимся изучением преступлений советского периода и увековечением памяти жертв политических репрессий, является Национальный Музей Истории Молдовы (НМИМ). Здесь 6 июля 2010 года (61-я годовщина второй волны массовых депортаций из МССР) открыта первая выставка, посвященная жертвам политических репрессий[49].

В 2012 году под руководством и при непосредственным участии заместителя директора музея, доктора истории Елены Постикэ здесь же открывается постоянно действующий музей жертв депортаций и политических репрессий. Экспозиция музея была размещена в центральном здании НМИМ. Сегодня музей временно закрыт, поскольку выяснилось, что помещение, в котором он расположен, приватизировано частными лицами. Правительство в марте 2014 создало специальную Комиссию, которая должна разобраться в сложившейся ситуации и обеспечить нормальное функционирование музея[50].

Серьезным вкладом сотрудников Национального Музея Истории Молдовы в увековечение памяти жертв политических репрессий стало появление издания “Книга памяти. Каталог жертв коммунистического тоталитаризма”, четыре тома которого вышли в свет соответственно в 1999, 2001, 2003 и 2005 годах. Руководителем проекта является заместитель директора НМИМ, доктор исторических наук Елена Постикэ.

Комиссия по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в Республике Молдова (т.н. Комиссия Гимпу)

Политические репрессии советского периода - одна из тем, находящихся в центре общественных дискуссий в Республике Молдова. Однако надо с сожалением констатировать, что повышенное внимание к этой теме диктуется не столько заботой о жертвах репрессий, желанием восстановить справедливость в отношении этих лиц, сколько текущими политическими интересами, в поддержку которых мобилизуется «прошлое». Прошлое, получающее соответствующую «нужную» интерпретацию.

Наша страна мало чем отличается от тех (очень многих) слабых государств, которые реальную работу по модернизации страны, подменяют жесточайшими и непрекращающимися спорами и баталиями по поводу интерпретаций прошлого. Общество расколото по поводу прошлого, настоящего и будущего. Участвующим в этих «боях за непредсказуемое прошлое» кажется, что успех страны в настоящем и будущем зависит от «правильной» интерпретации произошедших когда-то событий. При этом у каждой стороны, естественно, присутствует своя «правильность», своя «историческая правда». В таких странах, как правило, нет политической культуры диалога, компромисса. Нет традиции учета другого мнения, что превращает любую дискуссию в войну на уничтожение оппонента.

Тема политических репрессий в советский период активно используется в политических баталиях.

Наиболее активна в этом смысле Либеральная партия Молдовы, возглавляемая Михаем Гимпу, с декабря 2009 г. по ноябрь 2010 г. исполнявшим обязанности президента Республики Молдова. Одним из первых шагов, предпринятых г-ном Гимпу на посту ВРИО Президента, было создание Комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в РМ. Комиссия была создана Указом президента от 14 января . 2010 г.[51], в нее вошли 30 историков и юристов из РМ. Возглавил Комиссию доктор истории Георге Кожокару. Комиссия получила доступ к архивам Генпрокуратуры, МВД, СИБа (Службы информации и безопасности - преемницы КГБ) и др.

31 мая того же года, через 4 месяца, на стол врио Президента легли тысяча страниц текста. Среди рекомендаций Комиссии были следующие: осудить преступления коммунистического тоталитарного режима, запретить все коммунистические символы, запретить использование слова «коммунистический» и его производных в названиях политических партий и организаций, создать мемориал жертвам политических репрессий коммунистического режима.

Рекомендации Комиссии в случае их реализации означали бы фактический запрет Партии Коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), влиятельного политического формирования, находившегося у власти в Молдове в период с 2001-го по 2009 гг. Скорость, с которой была создана эта Комиссия и темпы подготовки доклада дали многим экспертам основания считать, что перед этой Комиссией были поставлены не научные, а политические задачи.

Создание и работа этой Комиссии стали очередным поводом для раскола в обществе. Наряду с выражением поддержки со стороны части общества в адрес Комиссии звучала и жесткая критика. ПКРМ обвиняла ее в политической ангажированности, считая, что цель Комиссии и ее доклада - не восстановление исторической правды, а ликвидация оппозиции, попытка сделать ПКРМ - современную парламентскую партию - ответственной за преступления прошлого.

Скептическое отношение к Комиссии выражали и некоторые историки, политические аналитики, общественные деятели. Так, например, доктор исторических наук Виталий Андриевский отметил, что правящий "Альянс", в данном случае в лице Гимпу, делает очень много ошибочных шагов. «Они предлагают обществу "ложные цели", они уводят общество от реальных проблем». К таким "ложным целям" Гимпу, по мнению эксперта, можно отнести и инициативу по названию языка и преподавание курса Истории румын, и ряд других вопросов, которые "не являются актуальными для нашего общества". Некоторых членов Комиссии обвинили в сотрудничестве с КГБ в советское время[52].

После получения доклада врио Президента Михай Гимпу выступил с предложением осудить коммунистический режим и запретить символы советской эпохи. Парламент, однако, не поддержал его предложения.

Результатом работы Комиссии стал Указ врио Президента от 24 июня 2010 г., по которому день 28 июня был объявлен «Днем советской оккупации»[53]. Указ впоследствии был отменен Конституционным судом РМ. Через два года правящая коалиция все таки поддержала предложение Гимпу и проголосовала за запрет символа «серп и молот», который являлся партийной эмблемой Партии коммунистов РМ. Этот запрет после рекомендации Венецианской Комиссии Совета Европы также был отменен Конституционным судом Молдовы.

Инициативы Михая Гимпу по созданию Комиссии, объявлению 28 июня «Днем советской оккупации», по запрету коммунистической символики большинством в Молдове были расценены как действия, вносящие раскол в молдавское общество[54].

Полный текст доклада «Комиссии Гимпу» не был опубликован. Его общий обзор на молдавском (румынском) появился в прессе в июне 2010 г.[55].

Комиссия практически прекратила деятельность сразу же после представления доклада в мае 2010 г., проработав всего несколько месяцев. Формально, однако, она еще существует.

Архивы и доступ к делам репрессированных

Персональные дела осужденных и депортированных в Республике Молдова хранятся в спецхранах СИБа (преемница КГБ), Социально-политическом архиве (бывший архив ЦК КПМ) и в Национальном Архиве Республики Молдова.

До 2010 года дела депортированных хранились и в специальных архивах МВД. Согласно Указа ВРИО Президента Гимпу, начиная с 2010 г., все дела репрессированных, хранившиеся в МВД, были переданы в Национальный Архив РМ. Часть дел была передана в Национальный Архив и из СИБа.

До 2010 года доступ в архивы, хранящие дела жертв политических репрессий был сильно затруднен. К некоторым фондам исследователи впервые получили доступ только после Указа врио Президента Михая Гимпу о создании Комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима.

Члены «Комиссии Гимпу» получили доступ к делам репрессированных, хранящимся в первую очередь в Национальном Архиве и в Социально-политическом архиве РМ (бывшем Архиве ЦК КПМ). В спецхраны СИБа имели доступ только единицы. В архивах Генпрокуратуры и Верховного суда члены «Комиссии Гимпу» не работали.

Доступ к собственным делам для реабилитированных жертв политических репрессий разрешен Законом[56], однако проблемы возникают почти всегда. Поэтому говорить о свободном доступе к архивам, в том числе даже к собственным делам пока не приходится. Получить доступ в архивы можно, но для этого необходимы дополнительные усилия, терпение и время, которого у жертв репрессий не так много. Получить доступ в архив можно и по решению суда, однако этот путь зачастую неприемлем (в силу различных причин) для бывших репрессированных.

 

V. Общественная осведомленность

Исследователи, специализированные сайты, журналы

Думаю, в этой работе нет надобности останавливаться подробно на историографии темы политических репрессий, реабилитации жертв и т.п. Однако следует отметить, что в период Перестройки и в первые годы независимости тон в обсуждении темы политических репрессий и реабилитации жертв депортаций задавали не столько историки, сколько люди других творческих профессий - писатели[57], журналисты[58]. Жанр первых исследований можно отнести скорее к исторической и политической публицистике, чем к научным историческим исследованиям. После появления первых сборников документов[59], научные изыскания в этом направлении приняли более системный характер[60].

Из последних публикаций, помимо упомянутых выше, необходимо отметить Сборник статей «Fara termen de prescriptie» («Без срока давности»), вышедший в 2011 г, координаторами которого стали доктора истории Игорь Кашу и Сержиу Мустяцэ[61]. Не могу не упомянуть и Сборник документов: «Массовые расстрелы в МАССР в период Великого Террора. 1937-1938 гг. Рассекреченные документы из архивов МВД и СИБ Республики Молдова»[62], вышедший в свет в 2012 году. А также первый том документов «Массовые депортации из Молдавской ССР 5–9 июля 1949 г. Операция «Юг»», под редакцией Иона Варты.

По словам автора более 90% включенных в книгу документов приводятся впервые. Бóльшая часть документов (более 80%) взята из архива МВД, остальные – из архивов Службы информации и безопасности. Доступ к этим архивам стал возможен после рассекречивания бывших архивов КГБ в 2010 г. Ион Варта утверждает, что располагает архивными документами для издания еще двух томов о депортациях 5–9 июля 1949 г., которые в целом составят более 2,5 тыс. страниц[63].

Сегодня в Молдове не издается ни одного специализированного исторического журнала по новейшей истории, в котором исследователи могли бы публиковать свои работы, в т.ч. по проблемам политических репрессий, реабилитации, социальной и правовой ситуации жертв репрессий и т.д. Материалы такого характера появляются, как правило, в печатной и электронной прессе, социальных сетях и т.п. Например, в молдавском филиале румынской газеты «Adevarul» (рус. «Правда»)[64] существует постоянная рубрика под названием «Архивы коммунизма» (Аrhivele comunismului), где периодически появляются материалы по обсуждаемой теме.

Из исследований в жанре устной истории, можно отметить попытку историка Юлиана Фрунташу создать мультимедийный портал, на котором размещены видео и аудио свидетельства жертв депортаций[65], который, однако, уже не развивается.

Заслуживает внимания и проект историка Алексея Тулбуре «Устная история. Депортации 1949 года из МССР», материалы которого (десятки интервью с жертвами депортаций 1949 года) публикуются на электронном портале http://culturossica.ru/[67]. В ближайшем будущем году планируется издание этих интервью отдельной книгой.

Необходимо также отметить вышедшую на английском языке работу Мариуса Тэбырцэ (Молдова), Мариана Лопатэ (Украина) и Андрея Мастыка (Беларусь): «The deportations from the neighbouring Chernivsty region (Ukraine) in 1944-1953 and from the Bricheny, Oknitsa and Edinets regions (Moldova) in 1949-1951”, содержащую интервью с жертвами депортаций из Черновицкой области и северных районов Молдовы[68].

Главными хранителями памяти жертв политических репрессий, помимо самих жертв и их родственников, по праву можно назвать школьных учителей истории, в учебных программах которых тема политических репрессий, массовых депортаций из МССР занимает достаточно значительное место. Все учебники истории национальной истории (которая в Молдове называется «Историей румын»[69]) содержат главы, повествующие о политических репрессиях.

В некоторых изданиях (учебник «Истории румын» для 12-го класса Николае Енчу, например) ошибочно утверждается, что советские репрессии носили не классовый, а этнический, национальный характер: «По форме осуществления, количеству депортированных и, в особенности по последствиям операция «Юг» стала апогеем массового террора на территории между Прутом и Днестром. Как и на остальной части советской империи, депортация бессарабских румын (подчеркнуто мной – А.Т.) имела ожидаемый эффект…»[70]. Этот тезис повторяют в своих работах, выступлениях сторонники концепции исключительно «антирумынского» характера советских репрессий, однако в серьезных исследовательских работах и в большинстве учебников эта трактовка встречается все реже.

Судебные процессы над организаторами (исполнителями) политических репрессий                         

Статья 23 Закона о реабилитации жертв политических репрессий, совершенных оккупационным тоталитарным коммунистическим режимом (7 ноября 1917 года — 23 июня 1990 года), предусматривает уголовную ответственность для организаторов и исполнителей политических репрессий[71]. А статья 4 упомянутого выше Постановления № 1226-XII (1993) «О введении в действие Закона о реабилитации», предписывает Республиканской прокуратуре «установить лиц, непосредственно участвовавших в политических репрессиях, и принять соответствующие меры».

Однако процессов над организаторами (исполнителями) политических репрессий в Молдове организовано не было. Это отчасти объясняется тем, что организаторов репрессий 40-х - 50-х преимущественно уже не было в живых (речь идет о партийных и советских руководителях МССР, о главах МВД и МГБ МССР и других лица), а отчасти тем, что имена исполнителей (многих из которых тоже нет в живых) неизвестны. В копиях архивных дел, выдаваемых на руки жертвам репрессий или их родственникам, имена доносчиков, следователей, офицеров МВД, или МГБ вымараны.

В Молдове после развала СССР к лицам, сотрудничавшим с органами госбезопасности, доносчикам, исполнителям политических репрессий и другим категориям лиц, замешанным в преступлениях советского режима, не была применена люстрация. Имена большинства из них не известны. Не исключено, что дела многих из них либо уничтожены, либо вывезены с территории Молдовы. По сведениям молдавских исследователей, в период с октября по декабрь 1990 года молдавский КГБ уничтожил 10 004 досье, содержащих имена информаторов, доносчиков и хозяев конспиративных квартир КГБ[72].

Попытка осудить в целом коммунистический режим была предпринята в 2010 году, когда было создана вышеописанная Национальная Комиссия по изучению и оценки тоталитарного коммунистического режима (Комиссия Гимпу). В докладе Комиссии, представленной главе государству, были и имена тех, кто нес ответственность за политические репрессии. Однако судебных процессов против этих людей и их деяний в Молдове организовано не было.

После провозглашения независимости новые власти Молдовы выразили отношение к советскому периоду в том числе и тем, что из названий улиц, населенных пунктов, организаций и т.д. исчезли советские имена и названия. Сегодня о советском периоде нашей истории в названиях улиц, городов и сел Молдовы мало что напоминает. В некоторых случаях в этом процессе зашли слишком далеко, убрав из городской и сельской топонимики имена людей, имевших выдающиеся и бесспорные заслуги - военные (освобождали Молдавию от нацистских захватчиков), трудовые, научные и т.д. - перед молдавским народом. И сегодня в Молдове не прекращаются споры и дискуссии по вопросам названия и переименования улиц. Сходные процессы имели место и в отношении памятников советской эпохи.

Памятники, мемориалы

Первым памятником жертвам политических репрессий стал мемориальный камень, установленный в Кишиневе на месте массовых расстрелов НКВД на ул. А. Матеевича (ранее ул. Садовая) у одного из входов в парк «Валя Морилор» (Долина Мельниц-А.Т.). На камне выбита надпись, информирующая о том, что на этом месте в 40-е годы прошлого столетия органы НКВД расстреливали тех, кто был для них «врагами народа».

В 90-е годы прошлого и нулевые годы нынешнего века процесс установки памятников и мемориалов жертвам сталинских репрессий имел несистемный характер и (за исключением первых лет независимости) не пользовался особой поддержкой со стороны сменяющих друг друга правительств. В этот период были установленные памятные камни, напоминающие о массовых депортациях из МССР в скверах Кишиневского и Бельцкого железнодорожных вокзалов и в некоторых других населенных пунктах страны.

Ситуация резко изменилась после 2009 года, когда к власти в Молдове пришла коалиция, в составе которой была и Либеральная партия Молдовы, во главе с Михаем Гимпу. В программе этой партии поддержка жертв политических репрессий (коммунистического режима), увековечение их памяти была одним из приоритетов.

Уже в июне 2010 года, после известного Указа Михая Гимпу об объявлении 28 июня «Днем советской оккупации» (указ, как я уже говорил, был отменен решением Конституционного суда) на центральной площади Кишинева (Площадь Великого Национального Собрания), на месте, где на протяжении более чем ста лет сменяли друг друга памятники царям, молдавским господарям и руководителям советского государства, был установлен мемориальный камень в память жертв советской оккупации, который М. Гимпу и мэр Кишинева Дорин Киртоакэ, вице-председатель Либеральной партии (племянник М.Гимпу) пообещали заменить памятником. Несмотря на то, что против установки камня и памятника жертвам политических репрессий в центре Кишинева протестовали социалисты, коммунисты и некоторые общественные организации, этот памятный камень до сих пор остается на месте.

Первый мемориал жертвам политических репрессий в Республике Молдова был открыт 21 ноября 2012 года в коммуне Прутень, Фэлештского района. Мемориальный комплекс посвящен жителям коммуны, подвергшимся в период 1940-1952 депортациям и политическим репрессиям со стороны советской власти. Комплекс включает в себя Капеллу, Распятие и мраморную доску, на которой выбиты имена 101 жертвы репрессий, жителей коммуны Прутень.

В сентябре 2012 года памятник жертвам депортаций и политических репрессий был установлен в сквере ж.д. вокзала г. Шолдэнешты Республики Молдова.

В этот период установка мемориальных камней и памятников жертвам политических репрессий приобретает более массовый характер.

22 июля 2013 года мемориальный камень в память жертв голода 1946-1947 гг. и политических репрессий установлен в с. Милешты, Ниспоренского района. На месте камня, по словам местных властей, в самое ближайшее время будет возведен памятник.

28 июля того же года в с. Попяска, района Штефан Водэ был установлен памятник «Крест памяти» в память о 70 жертвах депортаций из этого села.

23 августа 2013 года в сквере Кишиневского ж.д. вокзала по инициативе мэрии Кишинева был установлен памятник жертвам депортаций. «Это аллегорическое произведение, представляющее поезд, который мчится в бездну – поезд боли, страха и смерти. В одном конце вагона видны четкие силуэты людей, но с каждым сантиметром очертания становятся все более стертыми и в конце вагона людей не видно, они стали компонентами поезда, кусками металла, дверей и окон, винтиками и т.д.» - так описывает памятник автор проекта скульптор Юрий Платон. Памятник получил неоднозначную оценку со стороны кишиневцев, в т.ч. со стороны самих депортированных[73].

28 августа того же года мемориал жертвам депортаций и политических репрессий был открыт в г. Чимишлия. На открытии присутствовал премьер-министр страны. В 1946-1947 гг. в Чимишлии от голода умерло около 5 тысяч. 1200 человек было депортировано из этого города в 1940-1941 и 1949-1951 гг.

В стране в память о жертвах репрессий устанавливаются каменные распятия. Так в Кэлэрашском районе в 2011-2013 гг. такие распятия были установлены в селах Вэрзэрештий Ной, Бравича, Деренеу, Питушка, Садова, Сэсень и Волчинец.

Такое же распятие в апреле 2014 года было установлено в Кишиневе перед зданием Союза писателей Молдовы 23 апреля с.г. в память о писателях-жертвах политических репрессий советского периода.

Музейный комплекс, посвященный жертвам политических репрессий строится в с. Мерены, Ново-Аненского района. На плошади в 3 га будут установлены экспонаты - крестьянский молдавский дом той эпохи, транспорт, на котором перевозили депортированных, землянки, в которых они жили в Сибири и др. – рассказывающие о трагедии депортаций из советской Молдавии. Из Мерен в период 40-х - 50-х гг. прошлого столетия было депортировано свыше 600 человек.

Памятник жертвам политических репрессий будет построен и в г.Леова. Соответствующее решение принято городским советом в 2013 году. Из Леова в период репрессий было депортировано 1200 человек.

Возведение таких мемориалов в каждом населенном пункте страны было рекомендовано и Комиссией Гимпу. С такой инициативой выступали и некоторые общественные организации, занимающиеся проблемами жертв политических репрессий советского периода[74].  Как видно по темпам строительства мемориалов, эта цель может быть реализована в ближайшем будущем. Сегодня для этого есть и политическая воля, и поддержка со стороны государства. Если бы так же обстояли дела с возмещением материального ущерба репрессированным, то можно было бы с уверенностью говорить о том, что Молдова возвращает и моральный, и материальный долг жертвам политических репрессий так, как это принято и должно в цивилизованных, демократических государствах.

Отношение к жертвам политических репрессий в обществе

Молдавское общество - общество расколотое. Линия разлома проходит по вопросам национальной идентичности, которые иначе как «проклятыми вопросами Молдовы» не назовешь: «Молдаване или румыны?»; «Молдавский или румынский язык?», «История румын или История Молдовы?»; «Россия (Румыния – в версии оппонентов) – освободитель или оккупант?» и т.д. К сожалению, и с отношением к жертвам политических репрессий, в силу отсутствия национального консенсуса по поводу ключевых событий национальной истории, различной интерпретации прошлого, не все однозначно.

Население Республики Молдовы в ХХ веке страдало не только от репрессий советской власти, но и от дискриминационной политики румынского государства в межвоенный период[75], от нацистского террора во время Второй мировой войны, когда только в Транснистрии (вновь созданная румынская провинция на территории современного Приднестровья и Одесской области Украины) были уничтожены около 300 000 евреев, цыган и людей других национальностей, жителей Бессарабии и близлежащих регионов.

Поскольку в современной Молдове нет согласия по множеству вопросов, касающихся прошлого (двадцать лет независимости прошли в нескончаемых спорах об идентичности, названии языка, значении тех или иных исторических событий и т.п.), то и к разным жертвам разных тоталитарных режимов ХХ-го века люди относятся по-разному, деля их на «своих» и «не наших». Молдова является ярким примером страны, в котором присутствует феномен «конфликта жертв».

В крайних проявлениях нетерпимости люди оправдывают одни репрессии другими. Так, некоторые оправдывают Холокост враждебным (как они считают) отношением евреев к отступающей в 1940 г. из Бессарабии румынской армии (очень распространенная среди сторонников «унионизма» точка зрения). А другие (в основном люди, идеализирующие СССР и его политику в Молдавии) оправдывают репрессии и массовые депортации 1940-1941 и 1949-51 гг. сложной международной обстановкой того времени, соображениями безопасности, не сомневаясь в том, что репрессированные были в чем-то виноваты перед советской властью, фактически повторяя сталинскую интерпретацию событий тех лет. У каждой стороны свой мартиролог жертв.

В этом контексте хочется привести отрывок из статьи молдавского историка и издателя Сергея Эрлиха «Молдавский русофон», который анализирует феномен конфликта мартирологов: «Может ли человек даже с элементарным нравственным чувством оправдывать зверства сталинского режима, как вынужденный ответ на зверства режима румынского? Помимо того, что такой подход бесчеловечен, он отнюдь не противодействует русофобской пропаганде. Более того, подпитывает ее самым действенным образом. Ведь радикальные румыноунионисты работают в той же человеконенавистнической логике: «Кто первый начал»? По их мнению, режим Антонеску справедливо уничтожал евреев за поддержку большевиков. Замалчивание сталинских репрессий, проводившихся в основном по имущественному («классовому») признаку, только помогает этнократической пропаганде представить бесчеловечные акции, которые затронули в равной степени представителей всех народов Молдавии, в качестве русского геноцида «бессарабских румын». Не стоит подогревать каннибальское единство неофашистской и неосталинской противоположностей. Пора усвоить очевидную мысль о том, что не только акции устрашения и «очищения нации» межвоенного и военного режимов королевской Румынии, но и сталинские репрессии были направлены против ВСЕХ наших предков: молдаван, украинцев, русских, гагаузов, болгар, цыган, евреев и др. Выбить почву у русофобов можно единственным достойным способом – создать мартиролог жертв всех политических режимов, сменявшихся на территории Молдавии в течении XX века, поставить им общий памятник»[76].

Идея создания единого мартиролога жертв ХХ века в Молдове, по-моему, не только глубоко гуманна, но плодотворна и конструктивна. Именно с нее может начаться процесс (если он вообще возможен) интеграции и объединения раздробленного, расколотого молдавского общества.

 

Алексей Тулбуре,
магистр истории, Директор Хельсинкской гражданской ассамблеи Республики Молдова

N.B. Материал написан для участия в конференции: «Долгое эхо диктатуры. Жертвы политических репрессий в странах бывшего СССР – реабилитация и память», Москва, Международный Мемориал, 10 – 12 сентября 2014 г

 


[1] Управление по информации и связям с общественностью МВД, 13 июня 2011. http://mai.gov.md/content/8605

[2] Igor Casu, Represiunile politice in Moldova sovietica, Raportul Tismaneanu, 2006, p.583-584, Игорь Кашу, Политические репрессии, Доклад Тисмэняну, 2006, стр. 583-584

[3] Mihai Gribincea, Basarabia in primii ani de ocupatie sovietica, 1944-1950, ed. Dacia, Cluj-Napoca, 1995, p. 64, Михай Грибинча, Бессарабия в первые годы советской оккупации, 1944-1950, изд. Дачия, Клуж-Напока, 1995, стр. 64.

[4] Валерий Пасат. Трудные страницы истории Молдавии, 1940-1950 гг., М., Терра, стр. 387

[5] Muzeul National de Istorie al Moldovei: Cartea Memoriei, Vol. I, Introducere decElena Postica, Stiinta, Chisinau, 1999, p. VI; Национальный Музей Истории Молдовы; «Книга памяти», том I, Введение Елены Постикэ, изд. Штиинца, Кишинев, 1999, стр. VI;

[6] Там же, см. также Igor Casu, Represiunile politice in Moldova sovietica, Raportul Tismaneanu, 2006, p.582, Игорь Кашу, Политические репрессии, Доклад Тисмэняну, 2006, стр. 582.

[7] В Кишиневе большинство казней и захоронений имели место по адресу ул. Гренобля, 159 и в месте, сегодня являющимся одним из входов в Центральный Парк Отдыха «Валя Морилор» по улице А. Матеевич.

[8] Точное число реабилитированных в Республике Молдова в период с 1989 г. по сегодняшний день определить сложно, поскольку государственные органы не публикуют списки реабилитированных,  как это предусмотрено законодательством. Процесс усложняется тем, что многие документы утеряны. Тысячи дел из архивов молдавского КГБ были уничтожены в 1990 г. Среди них могли находиться и дела репрессированных. Часть архива была в начале 1990-х гг. перевезена в Тирасполь. В 2013 году Генпрокуратура назвала цифру свыше 60 тысяч реабилитированных с период с 1989 г. по 2013 г.

[9] Ведомости МССР, 1989 г., N 6, ст. 144.

[10] Ведомости МССР, 1990 г., N 5, ст. 96

[11] 5 июня 1990 года Верховный Совет МССР внес изменения в Конституцию. В соответствии с ними название республики — Молдавская Советская Социалистическая Республика — было заменено на «Советская Социалистическая Республика Молдова».

[12] Ведомости ССРМ, 1990 г., N 10, ст. 256

[13] Опубликован 30.12.1992 в Monitorul Oficial Nr. 12. Закон был переиздан в Официальный монитор N 133-134 ст. 656 от 02.12.99

[14] 27 августа 1991 года Республика Молдова (23 мая 1991 года парламент меняет название страны с ССР Молдова на Республика Молдова) провозгласила свою независимость.

[15] Закон № 186 от 29.06.2006, О внесении изменения и дополнения в Закон о реабилитации жертв политических репрессий № 1225-XII от 8 декабря 1992 года.

 

[16] Ст.51 введена N 788-XIII от 26.03.96

[17] Ст.52 введена N 788-XIII от 26.03.96

[18] Ст.53 введена N 788-XIII от 26.03.96

[19] Управление по информации и связям с общественностью МВД, 13 июня 2011. http://mai.gov.md/content/8605

[20] Заявление пресс-службы Генеральной прокуратуры РМ от 26 июля 2013 г. (http://www.procuratura.md/md/com/1211/1/5356/)

 

[21] Опубликован в Монитор Парламента, 1993 г., N 3, ст. 83;

[22] Опубликован в 30.06.1993 в Monitorul Oficial Nr. 006

[23] Опубликовано в Официальный монитор Республики Молдова, 2007 г., № 78-81, ст. 656

[24] Опубликован 11.08.2006 в Monitorul Oficial Nr. 126-130

[25] http://romanism.ro/%C2%ABvasile-tarlev-m%E2%80%93a-mintit%C2%BB/

[26] Пример взят из реального дела, опубликованного в молдавской прессе. Ответчиком в такого рода делах может быть и Министерство Финансов и другой орган государственной власти, который по мнению истца несет ответственность за (не)возмещение упомянутого ущерба.

[27] Изменения, утвержденные в Кишиневе в 2012 г., восстанавливали в правах и репрессированных с Левобережья Днестра. Согласно документу, в полномочия специальных комиссий молдавских районов, граничащих с Приднестровьем, включена обязанность принимать заявления граждан, проживающих на левом берегу Днестра и в городе Бендеры. Таким образом, лица, проживающие в Рыбницком и Каменском районе, могут подать документы в г. Резина, жители Дубоссарского и Григориопольского районов – в г. Дубоссары, а репрессированные или их потомки из городов Тирасполь и Бендеры – в специальную комиссию Новоаненского района Республики Молдова.

[28] Центр по Правам Человека Молдовы, Доклад О соблюдении прав человека в Республике Молдова в 2008 году, Кишинев, 2009 http://www.ombudsman.md/sites/default/files/rapoarte/raport_rus_2008.pdf

[29] http://jurisprudenta.csj.md/search_rec_csj.php?id=91

[30] http://www.ccrm.md/public/files/publication/Prezentare_16.05.2014.pdf

[31] http://www.ccrm.md/libview.php?l=ro&idc=2&id=5255&t=/Biroul-de-presa/Noutati/Carente-i-vulnerabilitati-ale-procesului-de-stabilire-a-compensatiilor-victimelor-represiunilor-politice; По этому докладу см. также Николай Менюк: Деньги жертв политических репрессий украдены, «Молдавские Ведомости», Кишинев, 20.05.2014 (текст статьи в приложениях).

[32] Повторное опубликование: Официальный монитор Республики Молдова, 1999 г., №133-134, ст. 654

[33] Согласно этому же Постановлению, Постановление Правительства №307 от 27 мая 1993 г. «Об образовании Правительственной комиссии по проблемам, связанным с возмещением материального ущерба, причиненного лицам, подвергшимся политическим репрессиям утратило силу.

[34] Адрес: MD-2009, Кишинев, ул. Василе Александрии, 1, тел. 022 269 301

[35] Ст.18. В редакции Закона N 295-XIII от 23.11.94

[36] Ст.20 изменена Законом N 552-XIV от 28.07.99

[37] Опубликован : 05.10.2012 в Monitorul Oficial Nr. 209-211, http://lex.justice.md/ru/344918/

[38] 100 леев = около 7,2 доллара

[39] 500 леев = около 36,2 доллара

[40] Г. Гимпу, политический заключенный в 70-х гг. прошлого столетия, брат Михая Гимпу, исполнявшего обязанности президента в 2009-2010 г., лидера Либеральной партии Молдовы. Георге Гимпу погиб в автокатастрофе в 2000 году.

[41] Адрес: Кишинев, ул. Михпя Когэлничану, тел. (022) 24-24-90; (022) 72-93-64.

[42] Тема репрессий советской власти в МССР активно используется в политической борьбе в основном партиями, выступающими за объединение с Румынией. Частью идеологического арсенала таких партий являются: призывы к объединению Молдовы с Румынией, русофобия, отрицание молдавской идентичности (языка, истории и т.д.), признание советского периода МССР периодом советской оккупации, в крайних проявлениях -  отрицание Холокоста и т.п.

[43] Возглавляет институт доктор истории Анатолом Петренку, бывший Председатель Ассоциации историков Молдовы. В своих ранних работах отрицал Холокост на территории Бессарабии во время Второй мировой войны, оправдывал действия диктатора Иона Антонеску во Бессарабии во время Второй мировой войны.

[44]http://gzt.md/article/культура,_история/10364/

[45] Информацию о Игоре Кашу (Igor Casu) можно найти на http://ro.wikipedia.org/wiki/Igor_Ca%C8%99u и https://www.facebook.com/igorcasu Мобильный тел. 079026573.

[46] http://www.presidency.ro/static/ordine/RAPORT_FINAL_CPADCR.pdf

[47] Опубликован : 19.01.2010 в Monitorul Oficial Nr. 5-7 http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=333433&lang=2

[48] Duşmanul de clasă. Represiuni politice, violenţă şi rezistenţă în R(A)SS Moldovenească, 1924-1956 Chişinău, Cartier, 2014, 396 p. Краткое содержание на английском языке можно прочитать здесь: https://www.academia.edu/616126/Class_Enemy._Political_Repressions_Violence_and_Resistance_in_Moldavian_A_SSR_1924-1956_Chisinau_Cartier_2014_396_p._Summary_in_English_in_Romanian_Russian_version_to_be_ready_soon_

[49] http://www.flux.md/editii/201026/articole/9978/

[50] Опубликован 07.03.2014 в Monitorul Oficial Nr. 53-59, статья № : 173

[51] Опубликован : 19.01.2010 в Monitorul Oficial Nr. 5-7 статья № : 3 http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=333433&lang=2

[52] http://www.nm.md/article/cel-komissii-gimpu-isklyuchenie-pkrm-iz-predvybornoy-gonki

[53] 28 июня 1940 года советская армия вошла в Бессарабию, границы России 1918 г. Нынешние власти Молдавии расценивают это как аннексию Бессарабии со стороны СССР. В советские времена 28 июня отмечалось как освобождение Бессарабии и Кишинева от бояро-румынской оккупации и воссоединение с советской родиной.

[54] http://www.kommersant.ru/pda/kommersant.html?id=1379905

[55] http://www.timpul.md/articol/exclusiv-citete-raportul-comisiei-pentru-studierea-regimului-comunist-12646.html

[56] Закон о реабилитации …, Статья 9. Материалы политических репрессий

Реабилитированные лица, а в случае их смерти - родственники вправе ознакомиться с материалами, на основании которых они были подвергнуты репрессиям. Реабилитированные лица и их наследники вправе добиваться возвращения им сохранившихся рукописей, фотографий, личных документов.

[57] Ион Друцэ, Думитру Матковский, Ион Хадыркэ, Григоре Виеру, Владимир Бешлягэ, Георге Маларчук, Ион Чокан и др.

[58] Статья Иона Цуркану и Леонида Бульмаги, опубликованная 10 мая 1987 года в газете «Советская Молдавия», считается первым материалом, в котором говорилось о новых задачах исторической науки.

[59] В первую очередь необходимо отметить работу Валерия Пасата: «Трудные страницы истории Молдавии. 1940-1950 гг.», М., Терра, 1994 ( и все последующие переработанные издания); а также Анатол Цэрану, Сборник документов «Голод в Молдове (1946-1947)», Кишинев, 1993.

[60] В первую очередь необходимо отметить исследования таких авторов, как Ион Цуркану, Михай Грибинча, Леонид Бульмага, Александру Мошану, Ион Шишкану, Виталие Вэратек, Елена Постикэ, Владимир Царанов, Владимир Бомешко, Кирилл Стратиевский, Елена и Георге Негру, Михай Ташкэ, Алексей Мемей , Ион и Татьяна Варта, Игорь Шаров и другие.

[61] Igor Casu, Sergiu Musteata: «Fara termen de prescriptie», ed. Cartier, Chisinau, 2011; Игорь Кашу, Сержиу Мустяцэ: “Безсрока давности», изд. Картиер, Кишинев, 2011.

[62] Ion Varta,Tatiana Varta, Igor Şarov (editori). Asasinările în masă din RASSM în perioada Marii Terori. 1937-1938. Documente desecretizate din arhivele MAI şi SIS ale Republicii Moldova. Vol. I, Chişinău, Editura Arc, Cartdidact, 2010, 828 p. [Ион Варта, Татьяна Варта, Игорь Шаров. Массовые расстрелы в МАССР в период Великого Террора. 1937-1938 гг. Рассекреченные документы из архивов МВД и СИБ Республики Молдова. Том 1.]

[63] http://www.infotag.md/news/588306/

[64] Например, http://adevarul.ro/moldova/politica/arhivele-comunismului-folcloristul-petre-Stefanuca-trimis-moarte-dosarul-refugiatilor-transnistreni-1_537e2afd0d133766a8e1d56d/index.html

[65] http://www.deportari.md/

[66] http://culturossica.ru/members/moldovan/

[67] http://culturossica.ru/members/moldovan/

[68] http://aap.gov.md/index.php?option=com_content&view=article&id=473%3Aa-fost-lansat-studiul-despre-deportrile-din-regiunea-cernui-ucraina-i-nordul-republicii-moldova&catid=18%3Anouti&Itemid=295&lang=ro

[69] Молдова – единственная в Европе страна, в которой название школьного предмета Истории не содержит название страны. Вместо «Истории Молдовы» или просто «Истории» в школах РМ дети изучают дисциплину «История румын». Споры о названии Истории, преподаваемой в школах, не прекращаются все двадцать с лишним лет независимости Молдовы.

[70] Nicolae Enciu: «Istoria Romanilor», Epoca Contemporana, Manual pentru clasa XI-a, ed. Civitas, 2001. p. 113.

[71] Статья 23. Уголовная ответственность за участие в политических репрессиях. Работники органов ВЧК, ГПУ - ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ и прокуратуры, судьи, члены "двоек", "троек", "особых совещаний" и работники других органов с аналогичными функциями, участвовавшие в расследовании и рассмотрении дел о политических репрессиях и допустившие нарушения законов, действовавших на момент репрессирования, а также работники государственных, административных и партийных органов, которые преднамеренно участвовали в политических репрессиях, фальсифицируя материалы дел, несут по решению суда уголовную ответственность согласно действующему законодательству.

[72] Mihai Tasca, Alexandru Postica, Accesul la arhive in Republica Moldova, Studiu si jurisprudenta, Pontos, Chisinau, 2011, pp. 59-61

[73] "Поезд Смерти едет в Румынию, а не в Россию, это памятник семьи Гимпу, а не наш" - так в открытом письме заявила председатель Ассоциации жертв депортаций и политических репрессий Валентина Стурза. По ее словам, монумент похож на "крокодила. "Я думаю, что это памятник семьи Гимпу, а не нас, депортированных, и не будет у нас памятника, как не было до сих пор, не будет у нас будущего, и как мы собирались у камня в сквере железнодорожного вокзала, так и будем собираться там вновь, а Киртоакэ и его дядя Михай [Гимпу] могут возлагать цветы к монументу "Поезд боли", как они его и окрестили", - написала она. http://www.vedomosti.md/news/Valentina_Sturza_Poezd_Smerti_Edet_V_Rumyniyu_A_Ne_V_Rossiyu_Eto_Pamyatnik_Semi_Gimpu_A_Ne_Nash

[74]http://www.zdg.md/stiri/apel-catre-cetatenii-r-moldova-cate-un-monument-in-memoria-deportatilor-in-fiecare-sat

[75] В период 1918-1940 гг. Бессарабия (одно из названий Республики Молдова) входила в состав Великой Румынии.

[76] Сергей Эрлих: Молдавский русофон, опубликован на электронном портале eNews.md 8 июня 2013 г. http://enews.md/articles/view/3617/ 

Размещение комментария

:):(;):beee::biggrin::blum::blush::bo::boredom::cray::dirol::fool::good::lol::mocking::nea::pardon::rofl::scratch::secret::stop::unknw::yahoo::yes::ok:


Комментарии (5)

1+

А чего это вдруг вспомнили ? Еще и всех расстрелянных "кровавым режимом" припомнили, включая военных преступников, предателей, шпионов и прочих фашистских приспешников, да еще и уголовников, среди которых в основной массе "невинно убиенных" были убийцы и разбойники, не забыли приплюсовать. А почему бы вам не вспомнить количество репрессированных и действительно невинно убиенных за период с 1918 по 1940 гг и с 1941 по 10444 гг. Для начала - 300 тыс. евреев, более 100 тыс. цыган, а если суммировать всех политических, национально неправильных и попавших под горячую руку, то число жертв геноцида за эти периоды, то, там вообще завал. А вот почему бы не вспомнить самый мрачный период в истории РМ ?

0+

И хотелось бы добавить, напомнить и дать информацию тем, кто не знает. Во всей послевоенной Европе после свержения фашистских режимов были предприняты репрессии против фашистов, их пособников и предателей, выражающиеся, в т.ч., и в массовых казнях, где счет расстрелянных и повешенных негодяев составляет превышает 100 тысяч, а угодили в тюрьму и на разного рода исправ. работы во много раз больше преступников. Это так, для объективного взгляда на общую историю и ее естественные закономерные процессы.

0+

"с 1941 по 10444 гг" Извините, опечатка ! - С 1941 по 1944 гг.

0+

Лично я на все это смотрю с точки зрения варварства большевиков в прошлом и варварства либералдов и демократов с воронинцами сегодня. Именно воронинцами а не коммунистами потому что между теми и вторыми нет общего ничего.
Воронинцы это как ранееахновцы , петлюровцы или Семеновцы, но ни как не то что воронин успешно эксплуатировал столько лет в качестве брэнда партии коммунистов
Большевики ограбили порядочных и успешных заводчиков , владельцев фабрик и землевладельцев , уничтожили миллионы умных успешных людей , отбросили страну в нищету и голод в войну и противостояния всему миру , по итогу развала СССР , к власти пришли "демократы с либералами" "коммунисты с социалистами" , прровели приватизацию и все богатства народа снова были украдены и ограблены , разрушены и отброшены в нищету и войну.
По сути вопроса гимпу и воронин или плахотнюк и лупу , или дьяков и тимофти , не что инное как меншевики кровопийцы , которые несправедливо отобрали у тех кому принадлежит по праву все блага и богатства.
Реабилитация на бумаге -это для дилитантов , такая реабилитация глупа и не имеет ничего общего с понятием о справедливости и возврата владельцам имущества и земель .
То что происходит в Молдове в этом направление , должно быть пересмотрено и справедливо применимо в обществе.
Человек который был на войне , а после еще и репрессирован как бывший землевладелец , после 10 лет лагерей , не желает их ксиву лживую про реабилитацию , он желает вернуть свое кровное которое ограбил его потомки родители воронина и сам воронин сегодня.
Народ был ограблен дважды , в прошлом и после когда при советах создал блага а эти блага были отобраны группкой лиц с сомнительной репутации.

1+

А вот меня интересует вопрос про "искусственный голод". Есть какие то документы, приказы об "искусственном" голоде? Знаю, что три года не было урожая, знаю, что румынские фашисты вывезли из Молдавии всё, включая трамваи и пустые мешки, за утай которых расстреливали, а вот про искусственный голод не слыхал ни от родных, ни от чужих, что жили в Бессарабии и
МССР. Насчёт расстрелянных и высланных после войны. Так до 1951 и даже позже, бегали по лесам "гайдуки", румынско-фашистские недобитки, убивали и грабили. А молдавская "элита", вроде тех, кто сейчас стал ромыном, будучи тогда стукачами и ярыми коммунистами, писала доносы на своих товарищей-румын.

Эксклюзив&Переводы eNews

Массовое размягчение мозгов

Про то, как восприняли в про-плахотнюковских кругах результаты последнего «Барометра общественного...
27 декабря 2017 в 18:23
1

Скурту И. "Историки Румынии и России взаимодействуют гораздо лучше, чем политики"

Беседовал Н. Морозов, кандидат филологических наук (ИТАР-ТАСС) В Румынии принято считать, что...
20 декабря 2017 в 20:42
0

Бессарабия: еще один случай «забытого» Холокоста

Эта статья впервые была опубликована в качестве послесловия к книге Яна Томаша Гросса "Золотая жатва",...
15 ноября 2017 в 13:15
0